Фестиваль с пропиской во дворе

В Турине прошел десятый международный фестиваль «Teatro a corte». Название переводится как «Театр во дворе». О самом городе и «воздушных» спектаклях, игравшихся в его окрестностях, рассказывает с места событий корреспондент Infox.ru Алла Шендерова.

Фестиваль возник десять лет назад по инициативе директора фонда «Театр Пьемонта – Европе» Беппе Навелло (Beppe Navello). Кроме чисто театральной цели была еще одна – привлечь в Турин туристов. Город, основанный еще римлянами, возродившийся в 11?м веке и позднее строившийся с имперским размахом (правившая здесь савойская династия претендовала объединить вокруг себя всю Италию), вобравший все архитектурные стили (образцы такого муссолиниевского ар деко мало где увидишь), сегодня считается промышленным центром и лежит в стороне от туристических троп. В Турине находится завод Fiat, равно как и потрясающий музей автомобильного дизайна. Но есть достопримечательности и поважнее. Например, в библиотеке на Королевской площади в открытом доступе лежат книги с пометками Леонардо да Винчи, под конец жизни поселившегося в Турине. А в особом зале без окон выставлены его последние карандашные рисунки. На соседней с Королевским дворцом площади, рядом с руинами древнеримских башен, расположена церковь, где хранится Туринская Плащаница, добытая в Средние века савойскими князьями. Сейчас посетителям показывают лишь ларец, где хранится реликвия, а над ним висит лик Христа, каким он запечатлен на ткани. И все равно посещение этой весьма скромной по убранству церкви становится потрясением даже для закоренелых атеистов. Может быть, потому, что вокруг столько древностей, что усомниться в подлинности плащаницы как-то уже не приходит в голову.

Можно сказать, что театральный фестиваль «Teatro a Corte» строится по тому же принципу, что и музей кино: приглашенные журналисты не только смотрят спектакли, собранные директором Беппе Навелло и его помощниками со всей Европы, но узнают город и его окрестности. Вот, скажем шоу «Slips inside» бельгийской группы Okidok игралось на маленькой площади старинного городка Гарессио, зажатого среди гор. Туда доставили целый автобус разноплеменных журналистов, среди которых оказались коллеги из Франции, Бельгии, Латвии, Эстонии и даже из Вьетнама. После долгой дороги угостили в мэрии настоящим пьемонтским поленто ? что-то вроде кукурузной каши, сдобренной тертым сыром и трюфельным соусом. Потом вывели на площадь, где уже собрались обитатели городка – вполне современные люди, но, судя по их реакциям, как будто впервые попавшие в театр. Следить за поведением публики оказалось не менее интересно, чем смотреть милую и непритязательную клоунаду двух бельгийцев, клоунаду, рассчитанную на таких вот наивных зрителей.

Читайте также:  Наблюдательным советом Внешэкономбанка принято решение о финансировании проекта крупнейшего российского разработчика суперкомпьютеров

Но закрытие фестиваля восхитило даже самых отъявленных театральных гурманов. Место действия – дворец Венариа реале (La Venaria Reale) – бывшая летняя резиденция династии савойских королей. В садах и парках этого итальянского Версаля выступали французские и финские цирковые группы, одна виртуознее другой. А шоу, показанное французской компанией Les Colporteurs, может сделать честь любому театральному фестивалю, включая Авиньонский.

На траве стояла конструкция из металлических труб и толстой проволоки. Пока публика рассаживалась, кто прямо на траву, кто на специально принесенные коврики, две нетерпеливые зрительницы: пожилая – в строгом костюмчике, молодая – в рокерской майке, мини-юбке и рваных чулках, решили присесть на металлическую конструкцию. В ответ на протест администратора они стали карабкаться вверх по трубам, неловко нагибаясь и осыпая собравшихся градом предметов, валившихся из их сумок. При этом старшая норовила придержать задравшуюся юбку младшей, которая принимала все более нелепые позы. Наконец младшая начала балансировать на проволоке, сев на шпагат.

Шоу Агаты Оливьер, Сании Косонен и Флоранта Блондо называется «Звезды» (Les Etoiles). Название весьма шаблонное, а представление – виртуозное. Любой самый известный трюк здесь доводят до почти невозможного уровня. Скажем, разгуливают по проволоке на высоченных каблуках. Или балансируют, отталкиваясь от нее коленями и приземляясь на ступни. Прыгают по проволоке на ягодицах, выполняют сальто – и при этом не выходят из образа смешных недотеп, случайно оказавшихся на арене. У представления есть и вторая, лирическая часть, в которой юноша преследует ускользающую от него возлюбленную. И опять – скольжение по проволоке кажется случайным, но вполне естественным дополнением к напряжению и трепету первого любовного свидания. В общем, это не совсем цирк и не совсем театр. Наверное, цирк, сыгранный по системе Станиславского.

Фестиваль закрылся пиротехническим шоу, устроенным французской «Группой Ф» (Groupe F). Небо трещало и пылало, по темной глади пруда расхаживали огромные огненные силуэты, которыми управляли почти невидимые «кукловоды», одетые в черное пиротехники. Нечто подобное в Москве было лишь однажды, в 2001 году, во время Театральной Олимпиады, и трудно сказать, когда повторится. А вот в Турине на закрытии фестиваля каждый год придумывают что-нибудь в таком роде.

Читайте также:  Интернет-издание "Публичные люди"

Источник: www.infox.ru