Злая шутка экслибриса

Николай Иванович Позняков – довольно уважаемый петербургский сочинитель, хотя и невысокого полета; его произведения в различных жанрах прозы пользовались успехом в разночинских кругах. Как писатель Н.И. Позняков сейчас основательно забыт, а вот более всего он запомнился в качестве крупного библиографа и библиофила.

Среди книгоманов он известен благодаря курьезному экслибрису, который он придумал с целью обезопасить свою богатую библиотеку от расхищения своими друзьями. Мысль Познякова проста, он изложил ее в журнале «Известия книжных магазинов товарищества М. О. Вольф» (1903): поскольку главный враг библиотек – друзья и приятели хозяина дома, а не профессиональные воры, чтобы гарантировать возврат книг в свою библиотеку от забывчивых друзей, Позняков нанес на свои книги экслибрис с надписью: «Эта книга украдена у Н. И. Познякова» .

По мысли Познякова, из-за небрежения читателей разрозняются многотомные собрания сочинений любимых авторов, только потому, что бравшим книги было лень их возвращать. Но помогло ли устрашающее тиснение на корешке? Николай Иванович не смог скрыть глубочайшего разочарования: как брали, так и берут, как забывали возвратить, так и теперь забывают!..

Однако на этом история с экслибрисом не закончилась и имела продолжение. Николай Иванович не учел одного обстоятельства: книги из его библиотеки существовали и после его смерти. Они хранили на себе экслибрис своего владельца, напоминавший о его маниакальной привязанности к ним. После того, как Н. И. Позняков умер, его наследники оказались в неприятной ситуации. Громадную библиотеку надлежало распродать, а букинисты, дорожа собственным реноме, отказывались брать книги со свирепым экслибрисом. Тогда было решено перештемпелевать книги, что и было сделано. Незадачливые родственники заказали штамп, но гравер, изготавливавший его, переусердствовал и добавил букву “д”. Так рядом с прежним экслибрисом появился штамп: «После смерти Н. И. Позднякова продана».

Читайте также:  Компьютерные корпуса: какой выбрать

После этого собрание Познякова поступило в лавки и постепенно «украденные» книги разошлись по всему свету. Именно так «Словарь церковно-славянского и русского языка» в двух томах, составленный вторым отделением Императорской Академии наук (Санкт-Петербург, 1867-1868) попал из Оксфорда к О.Ласунскому.

Источник: blog.tvoyapechat.ru