«Туман вместо будущего»

«Для меня закрытие собственного магазина было трагедией, — рассказала „Труду“ Ирина Лепихина, владевшая год назад магазином косметики в Ленинградской области. — Я считала себя успешной, думала, что жизнь удалась и мне никогда не придется работать на  кого-то ! А теперь я вынуждена каждый день ездить в офис, где работаю главным бухгалтером».

По словам Ирины, она даже не надеется вернуться в бизнес. «Я не понимаю, где возьму средства для старта, не понимаю, сколько времени потребуется, чтобы зализать раны, оставленные кризисом. Просто работаю за  зарплату и не думаю, что будет завтра», — расстроенно говорит женщина.

Апатия и непонимание того, что с ними будет дальше, — это то, через что прошли все разорившиеся во время кризиса предприниматели.

Никита (имя изменено) уже четыре месяца работает наемным управленцем. Полгода он сидел без работы после того, как компания, в которой он был совладельцем, разорилась. До кризиса она по капитализации входила в  сотню Forbes, а сегодня проходит процедуру банкротства.

«Причина ухода достаточно проста — разорение компании. На первом этапе поиска работы было достаточно сложно из-за моей повышенной требовательности к месту. Зато сейчас я работаю на хорошего человека», — делится опытом Никита.

По его словам, работать по найму после такого опыта в прошлом достаточно сложно, и в первую очередь из-за отсутствия гарантий.

Если в собственном бизнесе что-то и случится, то в этом виноват только ты сам. В ситуации работы по найму априори складывается ощущение некоторой нестабильности, постоянного напряжения и легкой депрессии из-за отсутствия уверенности в будущем: через неделю хозяин может встать не с той ноги, и все пойдет под откос.

«Нельзя сравнивать мою работу на себя и мою нынешнюю работу. Потому что это разные вещи. Конечно, прошлый опыт мне только помогает, ведь какая разница, как руководить, — рассказывает Никита. — В профессиональном смысле ничего не поменялось, а вот морально становится тяжелее. Все-таки если раньше картина будущего вырисовывалась, и достаточно четко, то сейчас появилась какая-то туманность».

У Александра была собственная небольшая компания по дизайну интерьера. У него было три наемных работника, в среднем он зарабатывал около 100 тысяч рублей в месяц. Однако в конце 2008 года бизнес закончился. Спрос на эту недешевую услугу упал: у людей просто не было денег, чтобы этим заниматься.

Читайте также:  Основные этапы и особенности процесса создания интернет-сайта

Однако семью кормить надо, поэтому ему пришлось идти работать на дядю. В качестве «дяди» выступил аэропорт Домодедово, куда бывший предприниматель устроился охранником. Там он получает в пять раз меньше, чем на посту директора собственной фирмы.

От дыр в бюджете спасают неугасшая предпринимательская жилка. Александр скупает по дешевке у проводниц продукты, которые пассажиры не съели после полета, и с наценкой продает их друзьям. Товарищи остаются довольны, ведь цена Александра все равно ниже, чем в продуктовых сетях.

Кирилл в 2007 году открыл парикмахерскую на  юго-западе Москвы. Работал вместе с двумя друзьями, прибыли хватало на оплату аренды и зарплаты.

«На соседней улице открылась парикмахерская, где за мужскую стрижку брали 150 рублей, а за женскую 300! Таких цен не может быть, так под машинку стригут!» — возмущается бывший бизнесмен.

Количество клиентов стало таять на глазах. Партнеры продержались до лета 2009 года и, поняв, что все доходы уходят на оплату аренды, закрыли дело.

Сегодня Кирилл работает мастером в парикмахерской, которая находится в его прежнем помещении. Надежд возродить бизнес у Кирилла нет, во всяком случае — в ближайшие пару лет.

Источник: www.trud.ru