То, что доктор прописал

Собственник трех новосибирских предприятий отказывается от схемы «купи-продай», а совладелица сети дизайнерской одежды строит бизнес по принципам Google . Оба бизнесмена решаются на перемены, когда забираются на высшую ступень бизнес-образования — Doctor of Business Administration. E-xecutive выясняет, как степень DBA меняет их бизнес и почему «докторов» в России так мало.

В России любят красиво одеваться, а Наталья Кирюшина любит эту красивую одежду создавать. В начале 2000-х она и ее партнеры создали брендна который сейчас работают дизайн-бюро, несколько фабрик и более двухсот магазинов женской дизайнерской одежды практически во всех крупных городах России. Как считает Кирюшина, построить бизнес десять лет назад ей помогла параллельная учеба по программе Executive MBA (EMBA), а перед кризисом она приняла решение освоить высшую ступень бизнес-образования — получить степень Doctor of Business Administration (DBA).

«В fashion-индустрии надо быстро меняться и работать в тренде, — объясняет свое поступление на DBA Кирюшина. — Бизнес растет, и ни в коем случае нельзя тормозить его собственным несоответствием уровню задач, которые перед тобой возникают. Степень EMBA помогла построить бизнес, но чтобы развивать этот бизнес в новой экономике, прежних знаний оказалось недостаточно. Я хотела перешагнуть стереотипы и опыт, которые у меня сложились к тому времени».

Приемы маркетинга и менеджмента, которыми Наталья Кирюшина и ее команда уже владели в начале 2000-х, желаемого результата не приносили, а рынок бурлил идеями конкурентов и требовал нестандартных решений. «Мы до конца не понимали, какие приемы использовать и как работать в качестве лаборатории менеджмента, — вспоминает Кирюшина, — а сейчас мы ведем собственные исследования в области управления и претворяем их на практике. В этом деле мне во многом помогает DBA».

Опыт Кирюшиной можно в прямом смысле назвать единичным, потому что людей, которые получили российскую степень DBA, можно пересчитать по пальцам. По тем же пальцам можно пересчитать школы бизнеса, предлагающие программы DBA. Опрошенные участники рынка уверены, что таких школ не больше девяти-десяти на всю России. Дефицит DBA объясняется, по их словам, молодостью бизнес-образования в России.

«Программа МВА институализирована в системе образования и стала понятна для работодателя совсем недавно, — говорит профессор и директор Центра корпоративного управления Геннадий Константинов . — EMBA уже не экзотика, но все еще имеет неясные очертания и для слушателей, и для работодателей. А DBA — это естественная экзотика. Просто бизнес образование еще не доросло до нужного уровня».

Читайте также:  Мексиканский огурец чайот

Государство степень DBA вообще пропускает мимо глаз: какие-либо стандарты или требования по этому поводу до сих отсутствуют. Что-то похожее происходило и с MBA до государственного признания: люди путали MBA с магистратурой и особым доверием к «диковинке» не проникались, но в 1999 году степень MBA получила официальное признание в России, после чего люди потянулись в школы бизнеса.

«Не исключено, что в будущем появятся некие общие требования и к DBA», — уверена декан МШБФА Наталья Евтихиева .

Дмитрий Господинов владеет тремя предприятиями в Новосибирске: ЗАО «ПО Геоэкология плюс» проектирует и строит очистные сооружения, ЗАО «ПО Водстокоборудование» разрабатывает, производит и поставляет оборудование для глубокой очистки воды, а ЗАО «Инженерные геотехнологии» внедряет разработки. Год назад он поступил на программу DBA ГУ ВШЭ и в мае 2011 года собирается защищать докторскую степень.

«Я понимал, что у меня в плане бизнеса все есть, двигаться дальше особо некуда, — вспоминает Господинов о своем поступлении на DBA. — Но я с трудом улавливал смысл выражений современного бизнеса и чувствовал, что бизнес по схеме «купи-продай» — это вовсе не бизнес, потому что под ним нет фундаментального обоснования. Я решил найти эту научную основу и понять, откуда у бизнеса ноги растут, чтобы двигаться и развиваться дальше».

На DBA новосибирский предприниматель поступил отчасти по воле случая. Когда он заканчивал программу EMBA, профессора объявили классу, что студенты могут продолжить обучение на DBA, для зачисления достаточно было написать хорошую выпускную работу по программе EMBA. Господинов прокрутил в голове мысль о том, что чего-то по-настоящему серьезного добивались только те компании, которые были теоретически подкованы, и продолжил учебу.

«Я буду специализироваться на ликвидации ресурсных и стратегических разрывов, — рассказывает Господинов об учебе. — Все знания из программы уже применяю в работе, действую уже не так примитивно, как раньше. Нельзя строить большой бизнес, если не знаешь закономерностей. На DBA нам дают экономику, управление, маркетинг, да все что угодно. Сейчас готовлю работу для школы и понимаю, что заказал в интернет-магазине уже 47 книг разных авторов — это фундаментальное образование».

Если вы захотите получить DBA в Москве, выбирать будете из трех школ бизнеса: МШБФА, ГУ ВШЭ и АНХ при Правительстве РФ . Выпускники есть лишь у двух последних школ, МШБФА пока только запускает программу. Открыть DBA пытались и другие школы, но, как выясняется, не каждая школа способна потянуть высшую ступень бизнес-образования.

Читайте также:  В кофейне Сан-Франциско запретили хипстерские беседы

«Создать качественную программу сложно и дорого, — поясняет Константинов из ГУ ВШЭ. — Нужна команда профессоров, умеющая работать совместно. Каждый из профессоров должен быть ученым, вести исследования, писать статьи и одновременно быть известным практикующим консультантом. Эти профессора должны быть в штате школы, а не на аутсорсинге».

Декан МШБФА Наталья Евтихиева отмечает, что далеко не все российские школы бизнеса готовы к качественному преподаванию даже на программах MBA, а реализовывать программу DBA, по сути, высшую ступень управленческого образования, вообще мало кто способен.

«В мире давно существует тенденция «Lifelong learning», то есть обучение через всю жизнь, — говорит Евтихиева. — Человек получает высшее образование, это теория, затем получает MBA или EMBA, это прикладные инструменты для работы и деловые контакты, а после — куда ему двигаться, в каком направлении расти? Снова второе высшее? Нет, в вуз он не пойдет, теория ему не нужна. Ему нужно развивать собственную компанию, придать ей новый импульс, вывести на уровень ведущей в своей отрасли, а может, трансформировать бизнес и изменить что-то в своей жизни. Тогда человек приходит на DBA».

В МШБФА уверены, что программа DBA должна готовить высших менеджеров и переподготавливать владельцев бизнеса для инновационной экономики России, способных генерировать и реализовывать на практике идеи и управленческие решения в интересах перспективного развития отдельной компании и экономики в целом, и в школе видят спрос на российскую программу DBA.

Рыночный сегмент для такой программы узкий, замечает Константинов. Открытие программы сопряжено с очень высоким финансовым риском для школы. Мало школ имеют нужную для такой программы команду профессионалов и достаточную финансовую устойчивость, чтобы взять на себя большие финансовые риски. А некачественную программу создавать бессмысленно, потому что на нее никто не придет, заключает Константинов.

Российские программы DBA действительно интересны в основном собственникам, которых слабо волнует продвижение по карьерной лестнице, но докторская степень все же влияет на статус и уровень доходов выпускника в России. Наталья Кирюшина после выпуска DBA не только упрочила свои позиции в «Glance», но и нашла в школе бизнеса нового финансового управляющего для своей компании, им стала ее коллега по группе.

Раньше соученица Кирюшиной работала в рекламном бизнесе, предпочитала американские компании и о возвращении в российскую фирму даже не думала. Но Кирюшина предложила ей новую карьеру – поручила управлять информационными системами и потоками, где финансы были только составной частью. К тому же новоиспеченный финансовый управляющий сразу стала кандидатом в совет директоров.

Читайте также:  Покупатели кухонь получат бесплатные эскизы дизайна

«Она легко вошла в компанию, потому что была нетипичным финансистом, — объясняет свое решение Кирюшина. — Она гибкая, легко воспринимает новое, хорошо работает в «режиме стратегии», умеет работать руками и разговаривает с компанией на одном языке — творческом и инновационном. Я уверена, что после DBA люди меняются, и, безусловно, их статус и возможности на рынке растут».

Дмитрий Господинов называет некоторых своих сокурсников «серыми». В самом начале программы некоторые из одногруппников возмущались: «зачем нам нужна вся эта высокая теория, нам нужна практика». Но Господинов вместе с еще одним слушателем DBA отвели декана школы в сторону и сказали, что платят большие деньги и приезжают в Москву именно для того, чтобы теоретически подковаться и узнать закономерности, на что декан ответил, что поддерживает их и не собирается снижать планку программы.

«На первом занятии некоторые тихо сидели без единого слова, — вспоминает Господинов, — а в конце дня подходили к декану и говорили, что пока до всего этого не дозрели, и уходили. В первом наборе только три-четыре человека из семи на докторскую вышли. У нас в группе первоначально 14 человек было, а сейчас восемь осталось. Думаю, пять-шесть на защиту выйдут».

Наталья Кирюшина уверена, что степень DBA помогла изменить тип мышления внутри компании, и сравнивает корпоративное устройство своего бизнеса си, где финансисты, техники и творческие люди работают в совместных группах и создают единый продукт. В таких компаниях, как говорит Кирюшина, путь от решения задачи до ее реализации значительно короче, поэтому им проще меняться и работать с инновациями.

«Кризис вызвал серьезные изменения в российской fashion-индустрии, — продолжает Кирюшина. — Сложности возникли даже у больших компаний —,,, а мы не просто выжили, но и получили прибыль за время кризиса, на нашем рынке это мало кому удалось. Без DBA я бы этого не сделала».

Источник: www.e-xecutive.ru