Судьба чемодана

«И сказал им Самсон: загадаю я вам загадку; если вы отгадаете мне ее в семь дней пира и отгадаете верно, то я дам вам тридцать синдонов и тридцать перемен одежд; если же не сможете отгадать мне, то вы дайте мне тридцать синдонов и тридцать перемен одежд. Они сказали ему: загадай загадку твою, послушаем. И сказал им: из ядущего вышло ядомое, и из сильного вышло сладкое. И не могли отгадать загадку в три дня».

Аб­рам Ко­бец­кий взял се­бе в же­ны Ми­ри­ам Ра­хов­скую. И ос­та­ви­ли они зем­лю поль­скую и по­да­лись в бри­тан­ский Ман­че­с­тер, где ста­ли называться Ко­у­би. Дочь Аб­ра­ма и Ми­ри­ам Ра­хиль Ко­у­би вы­шла за Иса­а­ка Швей­де­ра. И опять не си­де­лось им. И ос­та­ви­ли они Ман­че­с­тер и по­да­лись за оке­ан в город Ден­вер, штат Ко­ло­ра­до, где за­ча­ли на бла­го­стных хар­чах 11 де­тей: Со­ло­мо­на, До­ру, Йо­си, Ра­шель, Мар­ка, Гер­т­ру­ду, Фло­ранс, Мо­ри­са, Хан­ну, Бе­нь­я­ми­на и Лей­бе. Про­мыш­лял Иса­ак Швей­дер в убо­гой про­до­воль­ст­вен­ной сво­ей лав­ке, а де­ти его под­ви­за­лись по най­му и тол­ка­ли ме­бель по­дер­жан­ную да побитую молью. Но однажды явил­ся во­ло­о­ко­му Йо­си ан­гел и вос­тру­бил: «Восстань, Йо­си! Со­тво­ри Сам­со­на, бо­га­ты­ря ве­ли­ко­го, рав­но­го ко­то­ро­му нет в ми­ре!» И со­тво­рил Йо­си Швей­дер Сам­со­на. И по­ко­рил Сам­сон мир. Аминь.

Так или при­бли­зи­тель­но так за­ро­дил­ся са­мый уни­каль­ный бренд современной ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры Но­во­го Вре­ме­ни — Samsonite. Чи­та­тель, не со­мне­ва­юсь, уже до­га­дал­ся, что речь идет вовсе не о ге­рое вет­хо­за­вет­ных пре­да­ний, рву­щем в кло­чья льви­ные па­с­ти, а о че­мо­да­не. Че­мо­да­не Samsonite, не име­ю­щем в по­след­ние 70 лет на рын­ке рав­ных по ка­че­с­т­ву от­дел­ки, проч­но­с­ти и на­деж­но­с­ти.

Уни­каль­ность са­к­во­яж­но­го брен­да се­мей­ства Швей­де­ров кро­ет­ся, од­на­ко, не в аб­со­лют­ной его уз­на­ва­е­мо­с­ти от Оса­ки до Сан­тья­го, а в за­га­доч­ной не­при­ка­ян­но­с­ти ев­рей­ско­го бо­га­ты­ря. Мо­гу с уве­рен­но­с­тью ска­зать, что вто­ро­го та­ко­го бе­до­ла­ги вы не сы­ще­те в це­лом све­те.

Нач­нем с то­го, что пер­вые 53 го­да су­ще­с­т­во­ва­ния ле­ген­дар­ные че­мо­да­ны, про­зван­ные «Сам­со­на­ми», вы­пу­с­ка­лись ком­па­ни­ей с чу­до­вищ­ным име­нем — Shwayder Trunk Manufacturing Company. Пер­вый «Сам­сон» по­ши­ли в 1912 го­ду. Ли­ней­ка уни­каль­ных об­лег­чен­ных и уси­лен­ных че­мо­да­нов «Сам­со­найт» по­ко­ри­ла ры­нок в 1939-м. Од­на­ко Швей­де­ры на­стой­чи­во и уп­ря­мо про­дол­жа­ли кле­пать на эти­кет­ках сво­их чу­до-из­де­лий, обо­жа­е­мых в Аме­ри­ке, Ев­ро­пе и Япо­нии, мо­рок Shwayder Trunk Manufacturing Company — по­ве­ри­те ли — до 1965 го­да!

«Сам­со­найт» зна­ли все, лю­би­ли все и уз­на­ва­ли все. «Швей­дер Транк Ма­ну­фэк­чу­ринг Кам­па­ни» ба­наль­но не мог­ли вы­го­во­рить, а по­то­му да­же не при­ни­ма­ли во вни­ма­ние. Со­зда­лась па­ра­док­саль­ная си­ту­а­ция: бренд ком­па­нии про­цве­тал в от­ры­ве от са­мой ком­па­нии! Оказывается, бывает и такое. Пред­ставь­те се­бе Windows без Microsoft и Бил­ла Гейтса. Или, скажем, iPhone без Apple и Сти­ва Джоб­са. Вро­де как: ай­фон зна­ем, а над­ку­сан­ное яб­ло­ко в упор не ви­де­ли. Вот так и про­жил «Сам­со­найт» 53 го­да.

Швей­де­ры со­об­ра­зи­ли пе­ре­име­но­вать се­мей­ный биз­нес в Samsonite Corporation только в 1965 го­ду. Ока­за­лось, все же, что опоз­да­ли: бренд дав­но жил соб­ствен­ной жиз­нью и — глав­ное! — не знал и не хо­тел знать ни­ка­ко­го род­ства! По­доб­ная ме­та­фи­зи­ка мо­жет по­ка­зать­ся чи­та­те­лю, не зна­ко­мо­му с сим­па­тич­ной ав­то­ру те­о­ри­ей кор­по­ра­тив­ной ге­не­ти­ки, вздо­ром. Но толь­ко она и спо­соб­на объ­яс­нить фан­та­с­ти­че­с­кую жиз­нен­ность, по­зво­лив­шую брен­ду Samsonite про­дер­жать­ся до на­ших дней вне вся­кого кон­тек­с­та собст­вен­нос­ти. Про­дер­жать­ся в ус­ло­ви­ях, при ко­то­рых лю­бой другой лейбл с чет­ко вы­ра­жен­ны­ми семей­ны­ми кор­ня­ми дав­но бы уже рас­тво­рил­ся в безжалостной ис­то­рии (Singer) ли­бо де­г­ра­ди­ро­вал до откровенного шир­по­т­ре­ба (Polaroid).

Вы­шло так, что че­рез во­семь лет пос­ле пе­ре­име­но­ва­ния се­мей­но­го биз­не­са Швей­де­ры «Сам­со­найт» по­те­ря­ли. 70-е го­ды за­пе­чат­ле­лись в на­шей па­мя­ти неф­тя­ным кри­зи­сом, Уо­тер­гей­том, вьет­нам­ским фи­а­с­ко и ли­к­ви­да­ци­ей «Зо­ло­то­го Обе­та». Се­год­ня ма­ло кто по­мнит, что в ис­то­ри­че­с­кой пер­спек­ти­ве не­из­гла­ди­мый след ос­та­ви­ли не столько ма­к­ро­эко­но­ми­че­с­кие по­тря­се­ния, а мас­со­вая ли­к­ви­да­ция ча­ст­ных ла­во­чек. С пер­вых дней кри­зи­са ги­гант­ские кор­по­ра­ции, су­мев­шие ак­ку­му­ли­ро­вать сво­бод­ные де­неж­ные сред­ства в не­ог­ра­ни­чен­ных объ­емах, при­ня­лись изы­мать ма­лый и сред­ний биз­нес из хруп­ких рук се­мей­но­го под­ря­да. Гиганты ску­па­ли все под­ряд и прак­ти­че­с­ки за бес­це­нок, по­сколь­ку ча­ст­ным ла­воч­кам вы­би­рать не при­хо­ди­лось: ли­бо бан­кро­тить­ся, ли­к­ви­ди­руя ак­ти­вы по сме­хот­вор­ным кри­зис­ным це­нам, ли­бо про­да­вать­ся под ко­рень с ма­ло-маль­ски при­лич­ным на­ва­ром, как го­во­рит­ся — вну­кам на хле­бу­шек с мас­луш­ком. В ту пору все почти малые бизнесы из­би­ра­ли вто­рой, радикальный путь и — ис­че­за­ли в мутной дым­ке ис­то­рии без следа.

Читайте также:  Вечная классика: туфли Casadei, модель Blade

«Бу­ло» под кры­лом Beatrice Foods для Сам­со­най­та про­дол­жа­лось до 1986 го­да, ког­да бес­фор­мен­ный кон­г­ло­ме­рат был в свою оче­редь сна­ча­ла по­гло­щен, а за­тем раз­дер­ба­нен и про­дан по ку­соч­кам ко­ро­лем рей­де­ров Kohlberg, Kravis & Roberts.

Как и по­ла­га­ет­ся Брен­ду, Род­ства Не по­мня­ще­му, Сам­со­найт под Beatrice Foods про­цве­тал точ­но так же, как под Швей­де­ра­ми: че­мо­да­ны ис­клю­чи­тель­но­го ка­чест­ва и ими­дже­вой при­вле­ка­тель­но­с­ти про­да­ва­лись на ура в Аме­ри­ке, Япо­нии и Ев­ро­пе, ук­ра­шая со­бой не толь­ко фир­мен­ные бу­ти­ки, но и лав­ки duty free международных аэ­ро­пор­тов всего ми­ра.

У Beatrice Foods бы­ло мо­ре сво­бод­ных де­нег и при этом на­прочь от­сут­ство­ва­ло же­ла­ние вме­ши­вать­ся в де­ла не­про­филь­но­го под­раз­де­ле­ния. Эти счаст­ли­вые об­сто­я­тель­ст­ва по­зво­ли­ли Сам­со­най­ту са­мо­стоя­тель­но раз­ра­ба­ты­вать то­вар­ные ли­ней­ки, ис­хо­дя из не­зыб­ле­мо­го прин­ци­па ТРЕХ КИТОВ, ко­то­рые обес­пе­чи­ва­ли биз­не­су про­цве­та­ние с мо­мен­та его рож­де­ния. Ки­ты эти ста­ры как мир: ТОПОВОЕ КА­ЧЕСТ­ВО + ПЕРЕДОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ + МАКСИМАЛЬНО ТЕРПИМАЯ РЫНКОМ ЦЕНА.

Че­мо­дан «Сам­сон» по­явил­ся в Ден­ве­ре в 1912 го­ду, ког­да по всей Аме­ри­ке дю­жи­на креп­ко сто­я­щих на но­гах ком­па­ний уже де­ся­ти­ле­ти­я­ми про­да­ва­ла до­рож­ную эки­пи­ров­ку са­мых раз­но­об­раз­ных форм и фак­ту­ры. Ко­му как не Йо­се Швей­де­ру, раз­ме­няв­ше­му мо­ло­дость на при­ла­вок нью-йорк­ско­го ма­га­зи­на по­пу­ляр­ной сре­ди пу­те­ше­с­т­вен­ни­ков Seward Trunk and Bag Company, бы­ло из­ве­ст­но: кон­ку­ри­ро­вать се­мей­ной лав­ке на по­ле ко­ри­фе­ев биз­не­са бес­смыс­лен­но. Нуж­но со­зда­вать соб­ствен­ную ни­шу. И, нужно признать, Швей­де­ры ее со­зда­ли, предложив покупателям до­рож­ные са­к­во­я­жи уни­каль­ной кре­по­с­ти, причем именно по той це­не, ка­кую толь­ко спо­со­бен за­пла­тить вос­хи­щен­ный по­тре­би­тель.

Сам­со­найт ни­ко­г­да не иг­рал в шир­по­т­реб­ные иг­ры, по­это­му вы­со­кая це­на про­дук­ции все­г­да со­от­вет­ство­ва­ла ее ис­клю­чи­тель­ным ка­че­с­т­вам. Как тут не вспом­нить на кон­т­ра­с­те оте­чест­вен­ный (довольно нагло вы­да­ю­щий се­бя за не­мец­кий) лейбл ку­хон­ной тех­ни­ки, чьи то­ва­ры яв­ля­ют со­бой де­ше­вую ки­тай­скую элек­трон­ную на­чин­ку, втис­ну­тую в кру­тые хро­ми­ро­ван­ные кор­пу­са а-ля швей­цар­ский Haute Cuisine и про­да­ва­е­мую по за­об­лач­ным це­нам. Как бы там ни бы­ло, Beatrice Foods ни во что не вме­ши­вал­ся и ще­д­ро от­пи­сы­вал фон­ды на на­уч­ные раз­ра­бот­ки и ди­зай­нер­ские про­ры­вы, ко­то­рые по­зво­ля­ли Samsonite по прежнему штам­по­вать луч­шие в ми­ре че­мо­да­ны, са­к­во­я­жи и до­рож­ные сум­ки и в 70-е, и в 80-е го­ды — во­пре­ки лю­бым кор­по­ра­тив­ным пер­тур­ба­ци­ям, глобальныйм трендам и переменчивым модам.

В год по­гло­ще­ния Beatrice Foods нью-йорк­ски­ми пи­ра­та­ми (1986) Samsonite про­де­мон­стри­ро­вал свои луч­шие по­ка­за­те­ли в ис­то­рии: 300 мил­ли­онов дол­ла­ров про­даж и 12 про­цен­тов аме­ри­канс­ко­го ба­гаж­но­го рын­ка. Kholberg, Kravis & Roberts до­сти­же­ния че­мо­дан­но­го биз­не­са бы­ли, впро­чем, в высшем смысле по ба­ра­ба­ну: че­рез пят­над­цать ме­ся­цев они рас­пи­ли­ли Beatrice Foods на мел­кие ку­соч­ки и рас­про­да­ли всем же­ла­ю­щим. Samsonite вме­с­те с во­се­мью дру­ги­ми под­раз­де­ле­ни­я­ми быв­шей «мам­ки» решительно упа­ко­ва­ли в струк­ту­ру по име­ни E-II и пу­с­ти­ли в са­мо­сто­я­тель­ное пла­ва­ние.

Но­во­рож­ден­ный, но к великому сожалению одновременно мер­т­во­рож­ден­ный кон­г­ло­ме­рат не умел де­лать ни­че­го, кро­ме одного — поверхностной ими­та­ции ро­ди­тель­ско­го сти­ля: E-II по­пы­тал­ся по­гло­тить American Brands, но на­до­рвал­ся и в ре­зуль­та­те ока­зал­ся по­гло­щен­ным сам. А еще че­рез два го­да American Brands сло­пал рей­дер-мил­ли­ар­дер Ме­шу­лям Рик­лис. В уме­лых ру­ках Ме­шу­ля­ма E-II быст­ро око­чу­рил­ся, ушел под за­щи­ту знаменитой американской Chapter 11 и мир­но раз­ва­лил­ся на про­филь­ные ку­соч­ки.

Но вот что удивительно. Все эти го­ды Samsonite раз­ви­вал­ся как ни в чем не бы­ва­ло. В 1989 го­ду объ­ем про­даж бренда до­стиг 430 млн дол­ла­ров, в 1992 — уже 500 млн, при­чем ми­ро­вая экс­пан­сия вы­ве­ла ком­па­нию на не­во­об­ра­зи­мые ра­нее рын­ки: в Ки­тай, Ар­ген­ти­ну, Рос­сию и Во­с­точ­ную Ев­ро­пу. Где бы ни по­яв­ля­лись че­мо­да­ны Сам­со­на, они сра­зу же за­во­е­вы­ва­ли серд­ца пу­те­ше­с­т­вен­ни­ков из ка­с­ты верх­не­го сред­не­го клас­са — тех, кто уже за­ду­мал­ся все­рь­ез о вы­со­ком ди­зай­не, но еще не был го­тов рас­про­щать­ся с прак­тич­но­с­тью. Ба­гаж­ные ак­сес­су­а­ры Samsonite вы­гля­де­ли очень стиль­но (хо­тя, ко­неч­но, и не до­тя­ги­ва­ли до лучших италь­янс­ких и фран­цуз­ских об­раз­цов ди­зай­нер­ско­го клас­са) и при этом да­ва­ли фо­ру лю­бым кон­ку­рен­там на рын­ке за счет ис­поль­зо­ва­ния тех­но­ло­гий цель­но­го ли­тья из вы­со­ко­проч­ных по­ли­мер­ных во­ло­кон.

Читайте также:  Instagram для Android: появились изменения | THG.RU

В 1993 го­ду Samsonite чис­лил­ся по­драз­де­ле­ни­ем кор­по­ра­ции Astrum International, об­ра­зо­вав­шей­ся на ру­и­нах обан­кро­тив­шей­ся E-II. В том же го­ду Astrum при­об­рел American Tourister — глав­но­го кон­ку­рен­та ден­вер­ских че­мо­дан­щи­ков. Че­рез год Samsonite сно­ва от­чи­тал­ся о ре­корд­ной при­бы­ли (72 млн на про­да­жах в 634 млн дол­ла­ров), и на ка­кое-то мгно­ве­ние по­ка­за­лось, что бла­го­разумие соб­ствен­ни­ков на­ко­нец во­с­тор­же­с­т­во­ва­ло над жад­но­с­тью.

В 1995 го­ду Samsonite Corporation пос­ле 22-лет­не­го пе­ре­ры­ва об­рел ви­ди­мость не­за­ви­си­мо­с­ти: Стив Грин, быв­ший уп­рав­ле­нец E-II, при под­держ­ке на­ше­го ста­ро­го зна­ко­мо­го Кар­ла Ика­на су­мел ак­ку­му­ли­ро­вать кон­т­роль­ный па­кет ак­ций Astrum International, за­тем вы­бро­сил за борт не­про­филь­ное под­раз­де­ле­ние (во­до­очи­ст­ные ус­та­нов­ки Culligan Water Technologies) и объ­еди­нил American Tourister с Samsonite под име­нем Samsonite Corporation. В че­мо­дан­ное де­ло вер­ну­лась гар­мо­ния бренда и прав собст­вен­нос­ти.

Увы, не­на­дол­го. Дер­жа­те­ли кон­т­роль­ных па­ке­тов — Ле­он Блэк (фонд Apollo Advisors), Карл Икан и Стив Грин — быст­ро ра­зо­шлись в пред­став­ле­ни­ях о пер­спек­ти­вах раз­ви­тия ком­па­нии, раз­ру­га­лись и друж­но про­да­ли свои ак­ции во вре­мя про­це­ду­ры go public. В био­гра­фии Samsonite от­кры­лась но­вая гла­ва — пуб­лич­ной ком­па­нии.

Ка­кая же все-та­ки силь­ная вещь — кар­ма! Samsonite про­дер­жал­ся на бир­же че­ты­ре с по­ло­ви­ной го­да, пос­ле че­го его ак­ции бы­ли бла­го­по­луч­но вы­черк­ну­ты из ко­ти­ро­воч­но­го спи­с­ка NASDAQ (в 2002 году). Удив­лять­ся, впро­чем, не при­хо­дит­ся: ко­ли уж с гор­ст­кой соб­ствен­ни­ков ден­вер­ские че­мо­дан­щи­ки ни­ко­г­да не мог­ли най­ти об­ще­го язы­ка, то что го­во­рить об ар­мии бе­зы­мян­ных ин­вес­то­ров?

Положение сло­жи­лось па­ра­док­саль­ное: ком­па­ния, вла­де­ю­щая фе­но­ме­наль­ным брендом и де­мон­стри­ру­ю­щая ста­биль­ные по­ка­за­те­ли про­даж на фо­не не­пре­кра­ща­ю­щей­ся ми­ро­вой экс­пан­сии, по­сто­ян­но ока­зы­ва­лась в си­ту­а­ци­ях, ста­вя­щих ка­лей­до­с­ко­пи­че­с­ки сме­ня­ю­щих друг дру­га соб­ствен­ни­ков на грань вы­жи­ва­ния! Пос­ле бир­же­во­го фи­а­с­ко Samsonite пе­ре­шел в ру­ки кон­сор­ци­у­ма, со­сто­я­ще­го из ин­ве­с­ти­ци­он­ных про­фи (Ares Management и Bain Capital) и экс­пер­тов по пен­си­он­но­му обес­пе­че­нию (Ontario Teachers’ Pension Plan). Зна­то­ки са­к­во­яж­но­го де­ла не на­шли ни­че­го луч­ше­го, кроме как по­про­бо­вать сно­ва про­толк­нуть Samsonite на бир­жу. На ро­ди­не путь на фон­до­вые пло­щад­ки был за­крыт, по­это­му ста­ли пы­тать­ся за оке­а­ном — в Лон­до­не.

Да­бы за­кре­пить без­умие на сим­во­ли­че­с­ком уров­не, но­вые соб­ствен­ни­ки не толь­ко за­кры­ли ле­ген­дар­ную фа­б­ри­ку Швей­де­ров в Ден­ве­ре, на ко­то­рой тру­ди­лось 4 ты­ся­чи че­ло­век, но и пе­ре­не­сли штаб-квар­ти­ру ком­па­нии из Ко­ло­ра­до в Мас­са­чу­сетс. Ка­за­лось, де­ла­лось все, что­бы бренд окон­ча­тель­но ли­шил­ся сво­их кор­ней. Но раз­ве ж мож­но на­пу­гать пу­га­но­го?! По­след­ние 47 лет Samsonite за­ме­ча­тель­ным об­ра­зом об­хо­дил­ся без се­мьи-ос­но­ва­тель­ни­цы, так что за­кры­тие ден­вер­ской фа­б­ри­ки про­шло столь же не­за­ме­чен­ным, как и сме­на пя­ти соб­ствен­ни­ков. Мно­го ли из­ме­нит­ся в вос­при­ятии брен­да Samsonite чи­та­те­ля­ми, ес­ли они уз­на­ют, что се­год­ня 40 про­цен­тов че­мо­да­нов ком­па­нии про­из­во­дят­ся в ин­дий­ской де­рев­не На­шик?

С лон­дон­ской бир­жей у Samsonite, ра­зу­ме­ет­ся, не срос­лось: в 2005 го­ду три­ум­ви­рат соб­ствен­ни­ков про­дал че­мо­дан­ный биз­нес бри­тан­ской ча­ст­ной ин­ве­с­ти­ци­он­ной ком­па­нии CVC Capital за 1 млрд 700 млн дол­ла­ров плюс все дол­го­вые обя­за­тель­ст­ва Samsonite. По­ка­за­тель­но, что за IPO на лон­дон­ской бир­же пла­ни­ро­ва­лось вы­ру­чить лишь 500 млн. Не­су­раз­ность цифр при со­по­став­ле­нии лишь под­чер­ки­ва­ет уни­каль­ность бренда Samsonite, ка­те­го­ри­че­с­ки от­ка­зы­ва­ю­ще­го­ся впи­сы­вать­ся в об­ще­при­ня­тую ме­т­ри­ку прав собст­вен­нос­ти.

По­ра, на­ко­нец, ра­зо­брать­ся со всей этой «уни­каль­но­с­тью» и «не­су­раз­но­с­тью». Тем бо­лее что эти эпи­те­ты — лишь ви­ди­мость ша­ра­ды, рас­се­и­ва­ю­ща­я­ся при пер­вом же ана­ли­ти­че­с­ком при­бли­же­нии. Слож­ная био­гра­фия Samsonite слу­жит ил­лю­с­т­ра­ци­ей од­но­го из важ­ней­ших прин­ци­пов биз­не­са: не­ма­те­ри­аль­но­с­ти тор­го­вой мар­ки. Про­ще все­го вы­во­дить эту не­ма­те­ри­аль­ность из по­с­ту­ла­тов Ав­стрий­ской эко­но­ми­чес­кой шко­лы, свя­зав­шей спра­вед­ли­вую сто­и­мость то­ва­ра не с тру­дом, за­тра­чен­ным на его про­из­водст­во, а с ре­аль­ным ры­ноч­ным спро­сом на этот то­вар. По ана­ло­гии: бренд сто­ит столь­ко, сколь­ко за не­го со­глас­ны пла­тить по­тре­би­те­ли.

По­доб­ный под­ход мог бы объ­яс­нить про­из­воль­ность ры­ноч­ной оцен­ки (и са­мо­о­цен­ки!) тор­го­вой мар­ки, од­на­ко он бес­си­лен при объ­яс­не­нии во­пи­ю­ще­го от­ры­ва бренда от кон­тек­с­та собст­вен­нос­ти. Ес­ли вос­поль­зо­вать­ся при­ме­ром Samsonite, то ры­ноч­ный спрос на этот уни­каль­ный бренд ни­ка­ким бо­ком не объ­яс­ня­ет его про­цве­та­ния на лю­бом эта­пе био­гра­фии: Samsonite по­ко­рял ры­нок и при Швей­де­рах, и под зон­ти­ком про­до­воль­ст­вен­ной ком­па­нии Beatrice Foods, и на всех эта­пах рей­дер­ских мы­тарств, и на фон­до­вом рын­ке, и за его пре­де­ла­ми, на­ко­нец, и в Аме­ри­ке, и в Ев­ро­пе, и в Азии. Ка­жет­ся: вы­ку­пи зав­тра Samsonite ка­кая-ни­будь ин­до­не­зий­ская фир­ма, как се­год­ня это сде­ла­ла бри­тан­ская, в по­пу­ляр­но­с­ти бренда так­же ни­че­го не из­ме­нит­ся.

Читайте также:  Вести с 10 лучших курортов планеты - Вечерняя Москва

Ни фа­б­ри­ка-про­из­во­ди­тель, ни се­мья-ос­но­ва­тель­ни­ца, ни фор­ма собст­вен­нос­ти, ни ста­тус са­мой собст­вен­нос­ти (ча­ст­ный или об­ще­ствен­ный) в течение десятилетий удивительным образом не вли­я­ют на по­пу­ляр­ность марки Samsonite, еди­нож­ды за­во­е­вав­шей мир и за­кре­пив­ше­йся в со­зна­нии по­тре­би­те­лей, ка­жет­ся, на долгие ве­ка в об­ра­зе иде­аль­но­го че­мо­да­на.

Ины­ми сло­ва­ми, бренд Samsonite об­ла­да­ет уди­ви­тель­ной способностью не толь­ко рас­прав­лять­ся с кон­ку­рен­ци­ей, но и в пря­мом смыс­ле сло­ва аб­сор­би­ро­вать в са­мое се­бя.

По­дой­дем с дру­го­го бо­ку. Со­вре­мен­ные ки­тай­ские умель­цы дав­но уже на­учи­лись от­ли­вать че­мо­да­ны из по­ли­мер­ных во­ло­кон и до­би­вать­ся жест­ко­с­ти и проч­но­с­ти, близ­кой к сам­со­най­тов­ским. С дру­гой сто­ро­ны, ди­зайн ори­ги­наль­но­го Samsonite яв­но ус­ту­па­ет мод­ней­шим ита­ль­ян­ским и фран­цуз­ским раз­ра­бот­кам (че­го сто­ит один Louis Vuitton!).

Од­на­ко не­оп­ре­де­лен­ность по­зи­ции кон­ку­рен­тов вы­нуж­да­ет пер­вых (ки­тай­цев) гру­бо дем­пин­го­вать, а вто­рых (ев­ро­пей­цев), на­обо­рот, вы­во­дить це­ны на за­об­лач­ные вы­со­ты. Как след­ствие, и те и дру­гие до­б­ро­воль­но са­мо­у­с­т­ра­ня­ют­ся с наи­бо­лее до­ход­но­го рын­ка ба­гаж­ных ак­сес­су­а­ров — верх­не­го сред­не­го клас­са! Са­мая пу­те­ше­с­т­ву­ю­щая в ми­ре пуб­ли­ка ни­ко­г­да не ку­пит ки­тай­ский че­мо­дан за 20 дол­ла­ров, рав­но как не ку­пит и чу­до ев­ро­пей­ской ди­зай­нер­ской мыс­ли за умопомрачительные 900 дол­ла­ров. Она ку­пит Samsonite — зо­ло­тую се­ре­ди­ну меж­ду ле­ген­дар­ным ка­че­с­т­вом и це­на­ми.

Ос­та­ет­ся пред­по­ло­жить, что ма­гия Samsonite за­клю­че­на не в бух­гал­те­рии Кар­ла Мен­ге­ра и Люд­ви­га фон Ми­зе­са. Да и во­об­ще — она за пре­де­ла­ми эко­но­ми­чес­кой на­уки. По­ла­гаю, что ус­пех бренда кро­ет­ся в его… име­ни! Не в на­бо­ре букв, ра­зу­ме­ет­ся, а в кон­но­та­ции, ус­та­нов­лен­ной на уров­не кол­лек­тив­но­го бес­со­зна­тель­но­го меж­ду Сам­со­ном и пред­став­ле­ни­я­ми о сверхъ­ес­те­с­т­вен­ной си­ле и кре­по­с­ти. Сам­сон иг­ра­ю­чи раз­ры­вал льва аки коз­лен­ка, а од­ной ос­ли­ной че­лю­с­тью клал в чи­с­том по­ле ты­ся­чу фи­ли­с­тим­лян.

Йо­си Швей­дер со сво­им от­цом и бра­ть­я­ми ис­ко­ле­сил всю Аме­ри­ку, рек­ла­ми­руя свои чу­до-че­мо­да­ны, и при каж­дом удоб­ном слу­чае про­тал­ки­вал имен­но сам­со­ни­ан­ские его до­сто­ин­ства: Швей­де­ры ук­ла­ды­ва­ли на че­мо­дан до­ску и впя­те­ром взби­ра­лись на не­го, дер­жась друж­но за ру­ки. Кар­тин­ку эту со вре­ме­нем пре­вра­ти­ли в рек­лам­ный фла­ер и, со­про­во­див над­пи­сью Strong Enough To Stand On, рас­сы­ла­ли по­чтой по всей Аме­ри­ке.

Эф­фект пре­взо­шел ожи­да­ния: к 1917 го­ду Швей­де­ры уже вы­ру­ча­ли за свои че­мо­да­ны 76 ты­сяч дол­ла­ров. Флаг­ман­ский эк­зем­пляр по це­не 4 дол­ла­ра 95 цен­тов ук­ра­сил ви­т­ри­ну са­мо­го Macy’s — куль­то­во­го уни­вер­ма­га, экс­плу­а­ти­руя все ту же па­ра­диг­му: мо­гу­чий «Сам­сон» нес на сво­их пле­чах ме­шок с по­лу­тон­ной са­ха­ра!

Те­перь ста­но­вит­ся по­нят­но, по­че­му Samsonite с та­кой лег­ко­с­тью аб­сор­би­ро­вал «го­рил­лу» American Tourister: сверхъ­ес­те­с­т­вен­ная кре­пость из­де­лия иде­аль­но со­от­вет­ство­ва­ла ми­фо­ло­ги­че­с­кой при­ро­де че­мо­да­нов Швей­де­ров.

Нам ос­та­ет­ся ра­зо­брать­ся с «яду­щим из ядо­мо­го» — за­гад­кой, ко­то­рой Сам­сон му­чил не­сча­ст­ных фи­ли­с­тим­лян семь дней, по­ка длил­ся его сва­деб­ный пир: «И по­шел Сам­сон с от­цом сво­им и с ма­те­рью сво­ею в Фим­на­фу, и ког­да под­хо­ди­ли к ви­но­град­ни­кам Фим­наф­ским, вот, мо­ло­дой лев ры­кая идет на­встре­чу ему. И со­шел на не­го Дух Гос­по­день, и он рас­тер­зал льва как коз­лен­ка; а в ру­ке у не­го ни­че­го не бы­ло. И не ска­зал от­цу сво­е­му и ма­те­ри сво­ей, что он сде­лал. И при­шел и по­го­во­рил с жен­щи­ною, и она по­нра­ви­лась Сам­со­ну. Спу­с­тя не­сколь­ко дней опять по­шел он, что­бы взять ее, и за­шел по­смо­т­реть труп льва, и вот, рой пчел в тру­пе льви­ном и мед. Он взял его в ру­ки свои и по­шел, и ел до­ро­гою; и ког­да при­шел к от­цу сво­е­му и ма­те­ри сво­ей, дал и им, и они ели; но не ска­зал им, что из льви­но­го тру­па взял мед сей».

1 15 августа 1971 года президент Никсон ликвидировал привязку американского доллара к золоту на международном рынке — т.н. «Шок Никсона».

2 Здесь игра слов — «достаточно сильный, чтобы на нем стоять» либо «достаточно сильный, чтобы выдержать».

Источник: www.business-magazine.ru