Санкт-Петербург нуждается в своем Сколково

Кадровый голод, административные барьеры и драконовские налоги. Об этих трех проблемах как о главных говорили представители петербургского ИТ-сообщества во время круглого стола «IT-кластер – новые вызовы и возможности» в рамках III Петербургского международного инновационного форума. Отметим, все перечисленные проблемы в равной степени затрагивают как российские компании, так и исследовательские подразделения транснациональных корпораций, работающие в нашей стране.

В офисах различных компаний традиционны «награды» — дипломы, которые висят на стенах приемных. «У нас тоже есть такие «награды». Это — решения судов в нашу пользу, — говорит директор подразделения Software and Services Group по операционному управлению Intel в России Игорь Калошин. — Все помнят, как в прошлом году мы боролись с проблемой ввоза инженерного оборудования. Вопрос тогда стоял даже о закрытии офисов, планировался перевод проектов в другие страны, где этот процесс проще организовывать. Казалось бы, проблема шифрования была решена, но нет — осталась проблема таможни».

И Калошину, и директору исследовательской лаборатории НР в России Владимиру Полутину приходится доказывать, что работа R&D-структур мировых компаний приносит России несомненную пользу. «Нужны ли исследовательские лаборатории иностранных компаний в России? — задается вопросом Полутин и сам же отвечает на него. — Думаю, что да, потому что это — маяки, на которые надо ориентироваться. Это — шанс для талантливой молодежи получить хорошую работу».

«Представителям правительства следовало бы понять, что развитие интернациональных R&D-центров в России — это очень хорошо, — вторит ему Игорь Калошин. — У нас есть таланты, но этого — мало. Мы сильны с точки зрения экспертизы, но превратить идеи в продукт у нас не получается. И подразделения R&D транснациональных компаний надо рассматривать как хорошую, качественную школу бизнеса. Понятно, что «выстрелят» не все. Но некоторые сотрудники, которые в таких центрах работали, спокойно могут использовать свой опыт для создания собственных стартапов. Это происходит, и такая схема работает. Нельзя забывать, кроме того, что это — высокооплачиваемые рабочие места. Высокооплачиваемые! Деньги, которые приходят в бюджет Российской Федерации».

Читайте также:  Веб-дизайн. Анализ удобства использования веб-сайтов по движению глаз

Между тем, условия, в которых работают R&D-подразделения Intel и НР, отнюдь не способствуют их развитию. И проблема эта касается не только иностранных компаний. «Наша лаборатория заинтересована в поиске интеллекта и готова за него платить, но всему существует свой предел», — говорит Владимир Полутин, вспоминая о грядущем повышении ЕСН. Он отмечает, что при повышении социальных выплат для инновационных компаний снижается инвестиционная привлекательность российских «мозгов».

Согласен с ним и Калошин: «Нас упрекают, что мы «с жиру бесимся». А на самом деле, мы просто сравниваем уровень затрат здесь и в Индии или Китае, — говорит он. — По фонду оплаты труда наш центр обходится даже несколько ниже, чем аналогичный в Китае. Но, если прибавить к этой статье расходы на содержание офиса, то менеджмент впадает в шок. Почему в России расходы на офис — 20% от фонда оплаты труда, а в Китае — 2%? Льготы по отчислениям в социальные фонды нужны как R&D-компаниям, так и аутсорсинговым. Это обещают нам давно, но до сих пор этого не сделано».

Между тем, ключ к решению проблемы — найден. Владимир Полутин, к примеру, видит его в тиражировании сколковского проекта и его распространении на другие территории. «Мы все в Петербурге облизываемся и пускаем слюни, — насколько прекрасный налоговый режим и условия создаются в Сколково. Мне кажется, что Санкт-Петербург, в силу традиций и кадрового потенциала, который здесь накоплен, опыта ведения международных проектов, вполне эквивалентен тем задачам, которые президент и правительство ставят перед этим проектом. Нужно продумать, чтобы на Петербург был распространен режим Сколково. Это будет во благо России, мы, тем самым, введем в оборот большой интеллектуальный пул талантов, который здесь присутствует», — подчеркивает Полутин.

Читайте также:  ESCADA открывает новый бутик в Москве

Между тем, потребность в кадрах высока не только у исследовательских подразделений. На кадровый голод обратил внимание и коммерческий директор компании Digital Design Дмитрий Лившиц. При этом он подчеркнул, что дефицит кадров его компания ощущает не только в собственных подразделениях. Отражается она и на заказчиках, которые сталкиваются с проблемами при внедрении ИТ-решений.

«Главная проблема, с которой мы сталкиваемся как поставщик ИТ-услуг и как внедренец — кадры. Эта проблема — двусторонняя. Она возникает при формировании собственной инженерной команды, воспитании ее со студенческой скамьи. Мы не нашли другого способа создания команды и не знаем, существует ли он. С другой стороны, существует та же самая проблема на стороне клиента», — считает Лившиц. Соглашаясь с коллегами из международных компаний, он поясняет: «Если для них проблема состоит в том, чтобы найти толковых инженеров, которые будут разрабатывать решения, которые потом будут применяться во всем мире, то для нас она поворачивается своей второй стороной: каким образом воспитать ИТ-культуру на стороне заказчика».

И здесь, как подчеркивает Владимир Полутин, существенный потенциал кроется в улучшении вузовской подготовки кадров. «Правительству нужно дополнительно уделить внимание, увеличить финансирование вузовской науки, поднять стипендии аспирантам и поддерживать те научные школы, которые сформировались в России», — считает он и резюмирует: «Кадры — тот гумус, из которого формируются и продуктовые, и сервисные компании. Не сформируем этот гумус, утратим его — об инновациях можно будет только вспоминать или искать их за рубежом».

Источник: www.ibusiness.ru