Новые «жигули» старыми руками

. Теперь Лобанов направлен в Москву – создавать здесь новый дизайн-центр. Он запланирован в структуре ВАЗа давно, но существовал до сих пор только на бумаге.

Идеей создания нового дизайн-центра как площадки для подготовки молодых дизайнеров «болел» и Энтони Грейд, но ему по разным причинам не удалось сдвинуть дело с мёртвой точки. Прежде всего потому, что ВАЗ всеми силами старался не выделять финансирование «под француза». Возможно, теперь, когда финансовое состояние завода улучшилось, а руководителем центра назначен «коренной заводчанин» Лобанов, вазовское начальство будет более щедрым. Однако сам Евгений Михайлович воспринимает такую работу как почётную ссылку, не сильно отличающуюся от отставки.

На ВАЗе Евгений Лобанов проработал более 20 лет, начав с хулиганских концепт-каров «Гном» и «Эльф». Первой большой работой Лобанова был дизайн-проект «Калины». Под его же началом «Десятка» (ВАЗ 2110) прошла серьёзный рестайлинг, превратившись в «Приору». Непосредственным исполнителем этой работы была итальянская студия Carcerano S.r.l. Automotive Design, которая совместно с вазовцами сделала полный проектный инжиниринг. Но на этапе выбора стилевого решения итальянцам показали вазовские эскизы и они легли в основу этой работы. Фактически, «Приора» – это доработанная и модифицированная итальянцами идея Лобанова. Вплоть до такой мелочи, как форма стрелочных часов на приборной панели.

Должность главного дизайнера на ВАЗе исторически была достаточно «свободной»: Лобанов подчинялся непосредственно директору по развитию, минуя управление главного конструктора. Тучи сгустились тогда, когда директором по развитию стал Евгений Шмелёв, с которым у Лобанова были не очень простые взаимоотношения. Привыкший к самостоятельности, Евгений Михайлович вынужден был существовать под более пристальным контролем. Так что переназначение для него, хоть и связано с понижением в статусе, но возвращает определённую свободу.

Читайте также:  ВЕРТИКАЛЬНОЕ ОЗЕЛЕНЕНИЕ.

Те, кого я опросил на ВАЗе, относятся к этой отставке, скорее, положительно: они говорят, что в последние годы управление дизайна работало бессистемно, внося множество мелких поправок в уже утверждённые проекты. Это создавало большие сложности для других отделов и управлений, вынужденных многократно переделывать уже готовые работы. Примечательно, что в результате этих спонтанных изменений Лобанов часто возвращался к первоначальному варианту, который и подписывался в производство. То есть сиюминутный порыв отдельно взятого человека ставил на уши сотни других специалистов, и иногда – совершенно напрасно.

На ВАЗе уже определились с заменой Лобанову и Грейду. Так, и.о. директора по дизайну на ближайшие три месяца будетАндрей Захаров, работавший в своё время первым заместителем Лобанова. При Грейде Захаров руководил отделом визуального качества, имел непосредственные и очень дружественные контакты со своим французским начальником. Что называется, нашёл с ним общий язык. Так что его назначение – компромисс между «русской» и «французской» линиями в вазовском дизайне.

А сменщиком Лобанова на должности начальника управления по дизайну станет пятидесятилетнийИгорь Потапов. Он работал начальником отдела интерьеров, был ведущим конструктором стиля всех последних проектов, делал салон «Калины». Говорят, что у него очень хорошие отношения со Шмелёвым. Пока Потапов, как и Захаров, назначен исполняющим обязанности, но, как показывает практика, после трёхмесячного срока приставка «и.о.» автоматически удаляется. К тому же никаких других реальных кандидатур на эти две должности на ВАЗе сейчас нет.

Примечательно, что все эти кадровые изменения инициированы не президентом «АвтоВАЗа» Игорем Комаровым, а Евгением Шмелёвым. Шмелёва после его назначения вице-президентом многие сочли едва ли не ренегатом, смирившимся ради высокой должности с «офранцузиванием» ВАЗа. Но все последние инициативы Шмелёва связаны как раз с укреплением аутентичной вазовской «школы». Он планомерно окружает себя единомышленниками, с которыми удобно и комфортно работать, и, как видим, французских специалистов среди них пока нет. Не исключено, что и отправка Лобанова в Москву – это жест в пику Грейду: у вас не получилось, а у нас получится. Если так, то на волне антитезы можно ожидать щедрого финансирования московской дизайн-студии и приглашения в неё молодых талантливых ребят, в том числе и тех, кто сейчас работает на зарубежные фирмы.

Читайте также:  Германский стиль

Источник: slon.ru