Миллионы Фрейда

Сейчас в знаменитом музее Жоржа Помпиду в Париже проходит выставка английского художника Люсьена Фрейда. Мало того что он внук основателя психоанализа и в своем творчестве явно не чужд идей деда, Фрейд — самый дорогой из ныне живущих живописцев.

Его картину «Спящая инспекторша пособий», как сплетничали зарубежные газеты, за 33,6 миллиона долларов приобрел «некто Роман Абрамович, пополнявший коллекцию для своего будущего музея современного искусства». Произошло это на аукционе «Кристи».

Чтобы разбираться в не столь явных трендах современного искусства, моды и дизайна, обладатели дорогих машин и особняков на Рублевке стремятся купить так называемые арт-туры — экскурсии по закрытым галереям и вечеринкам с участием модных художников и дизайнеров. В сопровождении русскоговорящего гида с исскуствоведческим образованием.

Блондинки из анекдотов? С огромными бриллиантами? Сейчас в арт-туры приезжают очень информированные дамы и господа, которые хорошо разбираются в эстетике современного дизайна, даже в такой, которая широкой публике не понятна.

Говоря о широкой публике, Елена имеет в виду кого угодно, только не самих парижан. Неискушенного в новом искусстве человека здесь преследует крамольная мысль: зачем искать каких-то тайных катакомб для эксклюзивных встреч с художниками, когда дизайн — это воздух Парижа. Мой крошечный гостиничный номер с мансардовым окном, выводящим первый утренний взгляд на полусонные крыши, — настоящий образец вкуса и меры. Те же тонкие составляющие красоты прослеживаются в некошеных мавританских газонах бульваров: чудом в центре густозаселенного города кажутся полевые травы, маки… И в заштатном ресторане в парижском «Люблино» виден фирменный стиль Филиппа Старка: черные потолки и черный хрусталь в светильниках. Того самого Старка, который поработал над модными жилищами Рублевки и бутиками на Ильинке.

Вторник — День дизайнера. Во всех бутиках на улице Сен-Жермен открыты двери для посетителей, а в церкви Сен-Жермен сейчас выставляется знаменитый художник Виктор Алимпиев с видео звуковой инсталляцией. Звук — тема нынешнего года.

Впрочем, то, что доступно всем, не может быть внесено в маршрут элитного арт-тура. Русских едва ли встретишь в Центре Помпиду, почти такой же скандальной по архитектурному решению достопримечательности, как Эйфелева башня. В прошлом году посетивших его экспозиции было пять миллионов человек. А среди них наших соотечественников так мало, что дирекция музея не сочла нужным нанять русскоговорящих гидов.

Читайте также:  Чичваркин: Удобство клиентов "Евросети" важнее современного стиля

Но есть другие дороги, пройти по которым смогут только избранные. Услуги гида обойдутся от 600 евро в день, ну а приглашение на закрытую вечеринку, скажем, к Диору — от восьми тысяч. Игра, убеждена Елена, стоит свеч: чтобы принимали в обществе западных звезд и аристократов, мало иметь замок в самой престижной части света. Нужно уметь сказать несколько небанальных слов о последней выставке в МоМА в Нью-Йорке. Интеллектуальность неплохо смотрится в паре с последней коллекцией от Жан-Поля Готье.

— Сейчас модно работать над собой, расти, как бы умнеть, — рассказывает арт-гид за столиком уличного кафе, прежде чем начать экскурсию по «эксклюзивному Парижу». — Народ тянется за знаниями, что называется, из первых рук. Арт-туры индивидуальны. Самые престижные галереи — маленькие по площади. И много народу туда не поместится. Иногда посещение арт-галереи совмещается с вечеринкой. Ничего особенного там не происходит. Постоят с коктейлями друг против друга, перекинутся парой фраз.

Что ж туда так рвутся представители новой генерации обеспеченных россиян? Похоже, прав классик: престиж, оттеснив так называемые духовные ценности, стал-таки главным содержанием общества потребления.

— Вот именно. Там можно встретить людей, даже постоять рядом с которыми весьма престижно. Например, супермодных и супернеконтактных дизайнеров, тех, кто задает тенденции и появляется только в очень закрытых местах. Поэтому для наших людей, интересующихся современным дизайном и модой, для тех, кто прошел все этапы от ширпотреба до цимеса в искусстве дизайна, ценен контакт с теми, кто эту современную тенденцию создает. Ну вот взять ваш костюм… — Елена кивает на мою кофту, которая предательски выглядывает из-под палантина.

— То, что все мы носим, — сжаливается, — было придумано кем-то скорее всего года три назад. А там (!!!) можно увидеть одежду, которая будет носиться только через три года.

Если есть лишние семь-восемь тысяч евро, вовсе не значит, что дверь любой вечеринки с участием бомонда будет перед вами широко распахнута. «Туда» любого не пустят. Нужны, как ни смешно, связи. И у Елены они есть. Ее приятель двадцатилетний Эрик — владелец клуба «Юник», который находится на улице Понтье, неподалеку от Елисейских Полей. На его визитке написано по-русски: «Более чем люкс». Эрик живет в буржуазной атмосфере богатой французской семьи с традициями и принципами. Его миллионерша бабушка скрывает от родственников тот факт, что сдает внуку фешенебельную квартиру почти бесплатно. Не поймут таких чадолюбивых жестов.

Читайте также:  Как организовать освещение ванной комнаты

— К нему приходят рассылки престижных мероприятий из фешенебельного отеля Ритц — бывшего дворца герцогов Вандомских, — мы стоим перед прекрасным зданием в самом центре города, неподалеку от Лувра, а Елена рассказывает. — Сейчас это резиденция английской королевской семьи: за королевой Елизаветой II навсегда закреплен один из люксов — «Виндзор». Здесь же провела свою последнюю ночь принцесса Диана. Можете представить, какая тут публика иногда собирается! Одна из престижнейших тусовок — на День Святого Валентина. Это две ночи и два дня с обедом и ужином, еще какими-нибудь закидонами, например, уроками молекулярной кухни. При «Ритце» есть собственная поварская школа «Ритц Эскуафе». Разовое занятие с поваром стоит 200 евро, а за 1000 евро прославленный бармен научит смешивать эксклюзивные коктейли. К слову, туры по арт-галереям, где можно встретиться с модными фуд-стилистами, вин-вояжи, стажировки в музеях духов пользуются большим спросом. Скажем, в галерее «Лаборатория» vip-туристов знакомят с новой инновационной концепцией повара Шери Макса, который попытался перевести еду на запахи. Говорят, что духи с ароматами шоколада или жареной пулярки, ценой в несколько десятков раз превышающей оригинал, полюбились диетоманам. Понюхал и получил удовольствие.

Чтобы раз и навсегда отсечь от элитных экскурсантов обычных туристов, владельцы некоторых галерей и бутиков ведут себя более чем конспиративно. Мы долго блуждаем по узким улицам, не доступным никакому автотранспорту, кроме популярных в Париже мопедов. И наконец останавливаемся перед воротами, напоминающими вход в полузаброшенный гараж. Ну или сарай, где стоит давно не востребованное авто выпуска середины прошлого века… Вывески нет, но знающим людям она и не нужна. Это магазин «Разведчик», в котором одеваются отпрыски самых богатых фамилий Европы. Здесь действует нечто противоположное рекламе, которая кричит: купи у нас, мы самые лучшие и стильные. Неброские ворота молчат о том, что за ними одежда — произведение искусства. Искушенные покупатели этого бутика утверждают, что вещи здесь доставляют удовольствие не только от их созерцания, но и на ощупь. Кошелек из рыбьей кожи. Пиджак из шкуры питона, который надеваешь как вторую кожу. Башмаки, «состаренные» вручную, как будто их выловили из пруда, где кожа долго приобретала тот ужасающий вид, которого жаждут ценители.

Читайте также:  Офис студии Taranta Creations в Шанхае

— Если человек одет как полицейский 60-х годов, то утонченный коллекционер дизайнерских шедевров поймет: он побывал в дорогущем «Разведчике», — пытается объяснить Елена, — обувь, мягко говоря, не укладывающаяся в традиционные каноны красоты, но это мейнстрим. Новые технологии и необычные материалы — главные козыри современного искусства. Новые или хорошо забытые старые. К примеру, композиция из кожаных ламп популярных дизайнеров Ронана и Эрвана Буруллек, сейчас выставленная в галерее «Крео», сделана шорниками, мастерами по пошиву сбруи.

В чем разница между хорошей и уникальной вещью, которую можно оставить в наследство внучке, рассказывает владелица одного из магазинчиков в галереях Пале Рояля мадам Мари Байер. Прежде чем открыть свой бутик, мадам вышивала перчатки для коллекций Ива Сен-Лорана, Диора и Жан-Поля Готье. Один из эксклюзивных заказов — от известного российского пианиста с нестандартными длиннющими пальцами. Шов не то чтобы очень ровный, его просто не видно, так часто положен стежок. О цене завсегдатаи этого крошечного бутика обычно заранее не спрашивают, с детства усвоили: искусство требует больших жертв.

Источник: www.rg.ru