Эволюция книги в России: от покетбука к букридеру

© flickr.com/ aprilskiver © РИА Новости

МОСКВА, 30 июл — РИА Новости, Светлана Вовк. Революционное событие для всего издательского бизнеса произошло 30 июля 1935 года — издательство Penguin выпустило первую карманную книжку в мягкой обложке, цена которой не превышала стоимости 10 сигарет, что обеспечило массовые тиражи популярных и классических произведений. Какими принципами сегодня руководствуются издатели, выпуская текст в мягком или твердом переплете? Каковы современные тенденции в оформлении книг, и насколько вообще обложка влияет на судьбу произведения — может ли неудачный переплет погубить, а удачный — спасти его? Станут ли в России электронные книги столь же популярными, как на Западе? На эти темы РИА Новости поговорило с известными редакторами московских издательств. Выяснилось, что российские читатели консервативны не только в своем сдержанном отношении к электронным книгам, но и до сих пор с недоверием относятся к покетбукам, прижившимся на Западе еще в середине прошлого века.

Редактор издательства Corpus Варвара Горностаева отметила, что в отличие от западного издательского бизнеса, где «у мягкой обложки совершенно логичная жизнь», в России в мягком переплете в основном выходит литература-однодневка — дешевые детективы, женские романы.

«На Западе любая книга имеет две жизни — сначала ее выпускают в твердой обложке, так как издатели там считают, что сначала надо продать книгу максимально дорого, а затем, после специально оговоренного срока, она может выйти в мягкой обложке. Исключение — это совсем уж массовый продукт или, наоборот, классика. А у нас выбор твердости переплета носит хаотичный характер», — пояснила собеседница.

Хотя сейчас, добавила она, смелые издатели пытаются ввести «обложечную логику» и в России. Правда, пока это срабатывает на коммерчески успешных книгах, таких, как романы Акунина, которые сначала выходят в твердом переплете, а затем — в мягком, как на Западе. Но для книг малотиражных, по наблюдениям собеседницы, этот подход пока не имеет смысла.

Она рассказала, как в «Иностранке» несколько лет назад потерпел фиаско один издательский эксперимент с переплетом.

«Мы решили сделать западную серию детективов — по оформлению, по подходу — и напечатали книги на специальной, подходящей для мягкой обложки финской бумаге. Получилось очень красиво, но народ обиделся — решили, что мы сэкономили и на обложке, и на бумаге, которая была не белая, а желтоватая. Пришлось перейти к обычному переплету», — поделилась собеседница.

Читайте также:  Puma позволит каждому потребителю стать дизайнером кроссовок

По ее мнению, возмущенные читатели были отчасти правы, потому что между ценами на книги в мягком и в твердом переплете должна быть существенная разница, а ее не получилось в силу тогдашней типографской экономики — финская бумага, хорошая печать и качественный переплет, который не разваливается после первого прочтения, обошлись недешево.

Заведующая редакцией «Современная русская проза» издательства «АСТРЕЛЬ» Елена Шубина отметила, что воспринимает обложку и текст «как единое целое» и считает, что к выбору оформления книги нужно относиться очень внимательно.

«Когда я продумываю, как будет выглядеть текст, то всегда вижу на заднем плане художника-оформителя книги, которого тоже, как правило, выбираю сама, ориентируясь на его творческую манеру, на опыт творческого общения с ним. Зачастую для нон-фикшн подойдет один художник, для психологического романа — другой, для экстремальной молодежной книги — третий», — рассказала она. — Я много и с удовольствие сотрудничаю с Андреем Рыбаковым, Андреем Бондаренко, Ириной Сальниковой — это такие зубры художественного оформления книги, «крутые» дизайнеры — их решения всегда интересны, неожиданны».

«Погубить книгу известного писателя обложка не может. Скажем, если переплет книги Улицкой неадекватен тексту, то может лишь вызвать досаду у читателей, — уверена собеседница. — А хорошую книгу неизвестного автора обложка может неправильно позиционировать на рынке. И такие случаи в моей практике были. Например, к психологическому роману художник сделал переплет в духе экстремального фэнтези, и эта книга не нашла своего читателя, обложка сбила с толку».

Еще один часто встречающийся вариант оформления переплета — использование фрагмента хорошей живописи.

«Это неплохо, — считает Шубина. Особенно интересно, когда возникает своего рода тандем «современая русская проза — современный русский художник», например: Евгений Попов — Татьяна Назаренко, Александр Кабаков — Ольга Булгакова, Алексей Слаповский — Владимир Любаров. И художники, и галеристы, как правило, охотно дают разрешение на использование авторских работ на переплете, если писатель им нравится. И, конечно, никакого пиратства здесь быть не должно».

Читайте также:  Современная гостиная: идеи для обустройства

«А вообще я начинаю испытывать ностальгию по спокойным обложкам, мне приятно взять в руки книгу «старого образца», когда обозначено имя автора и произведения — и все! — призналась собеседница. — Мне кажется, дизайн обложек неминуемо будет дрейфовать именно в эту сторону».

Варвара Горностаева в свою очередь призналась, что ей повезло, так как на протяжении всех своих 10 лет издательской деятельности она работает над созданием книг с настоящим профессионалом — дизайнером Андреем Бондаренко, который отличается от подавляющего большинства своих коллег тем, что читает все тексты, к которым делает оформление.

«Штатные дизайнеры в больших издательствах текстов, как правило, не читают. Они получают техническое задание от редактора, где в нескольких предложениях написано, о чем книжка, может быть, еще о том, что хотелось бы видеть на обложке. Поэтому очень часто книги получаются неживыми, а иногда доходит до комичного — на обложке появляется совершенно противоположное тому, что есть в тексте», — рассказала она.

На Западе все больше книгочеев переходит на электронные носители текста. Например, во втором квартале этого года крупнейший в мире онлайн-магазин Amazon.com впервые продал больше электронных книг, чем бумажных в твердом переплете . Этому способствовало и снижение цены на фирменные амазоновские букридеры. Сейчас в Amazon.com продается больше 630 тысяч наименований электронных книг, при этом 510 тысяч из них стоят дешевле 10 долларов. В России ассортимент легальных электронных книг пока не превышает 22 тысяч наименований и спрос на них невелик. Тем не менее, весной крупнейший российский Интернет-магазин «Озон» анонсировал собственный букридер, который будет способен подключаться к Интернету и позволит покупать книги, скачивая их с сайта магазина, — его выпуск запланирован на осень. Так что электронные книги, пусть и не так быстро, как на Западе, завоевывают позиции на отечественном книжном рынке. Не грозит ли это вымиранием бумажных изданий и как относятся к электронным носителям российские издатели?

Редактор Corpus’a Варвара Горностаева призналась, что смотрит на электронные книги «чрезвычайно положительно» и считает, что оба варианта чтения всегда будут существовать параллельно — какая-то литература «навсегда останется в бумажном варианте, а что-то целиком перейдет в электронный».

Читайте также:  22 сентября - Семейный праздник в Автоцентре «ОВОД-Nissan»

«Это как с фильмами и видео — какие-то картины мы идем смотреть в кинотеатр, а какие-то смотрим на диске дома. Некоторые книги нужно держать в руках и перелистывать, а какие-то — например, справочную литературу — можно совершенно спокойно и логично целиком выпускать в электронном виде», — пояснила собеседница.

По ее мнению, для издателей настало время «вовремя подсуетиться и продумать, как остаться в этом бизнесе, и в мире электронных книг».

«Потому что издательство все равно не отомрет — не отпадет надобность в редакторах, корректорах, которые приводят текст в порядок, оформителях, которые делают мультимедиа, все больше срастающиеся с книжной продукцией», — считает собеседница.

Она также отметила, что в Америке электронные книги уже составляют 10 процентов продаж, а процесс электронизации чтения идет цивилизованным путем.

«Там бесконечно идут переговоры издателей, книгопродавцев, выводятся какие-то общие цены, подходы, правила. У нас этого пока нет. Хотя появляется все больше Интернет-ресурсов, которые пытаются на этом рынке жить цивилизованно, например, Либрусек. Лично я за копейки приобретаю приличные электронные книги в магазине «Москва» по подписке», — пояснила собеседница.

«Но в основном в России в области электронных книг — вал пиратства, — добавила Горностаева. — В отличие, кстати, от бумажного издательского бизнеса, где пиратства практически нет».

«Ты берешь в руки бумажную книгу и чувствуешь ее особый запах, слышишь шелест страниц, эта книга вступает с тобой в какие-то отношения. А электронные книги — это просто текст, они нужны, чтобы получить информацию, войти в тему, что-то решить», — отметила собеседница.

«Просто время сейчас такое, когда у людей мало времени, они все больше в Интернете. Но все равно печатная книга останется», — уверена редактор.

Источник: www.rian.ru