Экстремальный спорт: бегом от Москвы до Питера. Советы «Труда»

Человек всегда стремится испытать себя. Кто-то карабкается в горы, другие выбирают скейтборды и горные лыжи. Третьи — паркур.

Однако все большее количество россиян начинают испытывать страсть к дороге, пересаживаясь из автомобилей на велосипеды, либо выбирая пробежки по улице вместо беговой дорожки фитнес-центра . И среди них находятся люди, готовые пробежаться на более длинные расстояния. Например, от Питера до Москвы. Спецкорреспонденту газеты «Труд» это удалось.

Возможно, кто-то из наших читателей также соберется преодолеть на своих двоих или на велосипеде всю дистанцию от Москвы до Петербурга. Что ему заранее полезно знать? Советует Георгий Настенко, получивший подобный опыт во время пробега «Здоровая Россия», организованного Национальным научно-производственным центром технологии омоложения (ННПЦТО) и Всероссийской федерацией легкой атлетики (ВЛФА).

Бегать по обочине дороги официально вроде бы не запрещается, но на такой оживленной трассе, как Москва — Петербург, это занятие довольно опасное. Кроме того, в России не всегда и не везде действует правило «то, что не запрещено — разрешено». Реальный, некиношный гаишник хотя бы смеха ради может «повязать» странного бегающего человека и продержать его в кутузке до выяснения личности. А выяснять личность можно бесконечно долго. Если пойдете на общий рекорд и рискнете преодолеть расстояние группой, помните: пять бегунов раздражают блюстителя порядка в пять раз сильнее.

Если бежать без сопровождения, что неофициальным одиночкам и выпадает, то лучше — по обочине встречной полосы. Так ты издалека видишь приближающиеся машины.

Если я скажу, что трасса Москва — Петербург и другие шоссейные магистрали России непригодны для велогонок, передвижения на роликовых коньках, лыжероллерах или даже на своих двоих, то, может быть, найдется какой-нибудь смельчак, который преодолеет это расстояние и посрамит меня. От Новгорода до Петербурга идет только одна(!) полоса. Иногда приходится бежать по самому краю канавы. Клубы пыли из-под обгоняющих нас автомобилей порой бьют в затылок. В лицо (если бы по встречной полосе) было бы хуже.

Потому, если вы задались целью не установить рекорд по скорости преодоления расстояния между пунктами, А и Б, а набраться здоровья и приятных впечатлений заодно к своему рекорду, то поищите окольных, не самых коротких маршрутов. Расстояние, наверное, вы себе увеличите на 20–50%, но зато меньше будете дышать выхлопными газами обгоняющих и встречных автомобилей, меньше будете слушать их шум и гудение, а вашему взору откроется больше природы, а не дорожных пыльных застроек и рекламных щитов. Население на периферии более доброжелательное и менее избалованное «клиентами». Многие зарубежные клубы и организовывают из года в год суперпробеги именно по «глухомани», а не вдоль магистралей. Например, пробег «Тур до Франс» (не путать с велогонкой), массовый 100-километровый пробег в швейцарском Билле и другие.

Читайте также:  На КВСЗ собран первый кузов скоростного межрегионального поезда

Важная составляющая подобных экстремальных пробегов. Хорошо проведенная ночь поможет успешно преодолеть физические и психологические перегрузки. Забронировать гостиницу можно по телефону, который можно легко узнать по интернету. Более того, если вы заранее сравните цены предоставляемых вам номеров и перечень услуг, то заблаговременно сможете выбрать хорошее сочетание стоимости и качества. 1000 рублей в сутки (включая завтрак) на человека в двухместном номере с удобствами — нормальная цена на гостиницу в Твери, Валдае, Новгороде и других городах вдоль трассы Москва — Санкт-Петербург .

Как я уже говорил, вполне приличные гостиницы в городах Тверь, Валдай и Новгород стоили порядка тысячи рублей в сутки с человека, включая завтрак. Мне доводилось бывать в этих местах лет 30 назад. Сравнивая цены с зарплатой среднего московского «неблатного» служащего, дороже гостиницы не стали, но качество их при этом значительно улучшилось. Это касается интерьера, работы санузлов и даже отношения клиентов со стороны персонала. Да что там говорить: в советское время, если не запасешься «железной» бумагой от солидной организации, тебя просто отправляли ночевать на улицу, даже если половина номеров пустуют. Теперь пускают не только «государственных» людей, но и «кого попало», в смысле — простых граждан, без солидных бумаг. И даже стараются угодить все возрастающим запросам клиентов. Но не всегда это удается.

Простой пример. На ресепшене центральной гостиницы города Твери большими буквами написано: «имеется WiFi». Спрашиваем: а где действует ваш вайфай? Нам отвечают: в баре, на втором этаже. Идем в бар. На единственном свободном столике раскрываем ноутбук. Делаем все процедуры, необходимые для выхода в интернет, но это ему никак не удается. У кого спросить про вайфай? В баре всего два работника из штата гостиницы. Скучающая за стойкой бара немолодая женщина строго нам заявляет: хотя она всего лишь посудомойка, это еще не дает нам основания делать ей неприличные предложения. А официантку, пробегающую мимо нашего столика с подносом, мы не решаемся спросить. Не ровен час еще бокал с пивом нам на головы, или — еще хуже — на ноутбук уронит. Подвыпивший гражданин за соседним столиком делает нам комплимент: другие после безуспешных попыток войти в интернет обычно кричат и матерятся. А мы — молодцы, ведем себя тихо и неагрессивно.

Читайте также:  «Я дал Шемякину около четырех миллионов долларов, но деньги он мне не вернул — Михаил никогда не любил платить по счетам»

На следующий день утром рано выбегаем. Следующая остановка — городок Валдай. «Оттуда и передадим текст и фотографии». Но в Иверском монастыре задерживаемся дольше запланированного, так что перед сном едва успеваем поужинать. Местные жители нас уверяют, что в городе Валдай имеется как минимум два круглосуточных интернет-кафе . Оба — в центре, в двух шагах от гостиницы.

В 6.30 я уже у дверей интернет-кафе , на двери которого написано «Работает круглосуточно». Но дверь заперта. Дворник мне сообщает: раньше девяти вряд ли откроют. Прихожу сюда еще раз в 8.00. В открывшемся по соседству пункте мобильной связи мне сообщают: раньше 11.00 вряд ли откроют и это интернет-кафе , и любое другое в этом городе. «Они что — дураки? Работать, когда клиентов нет». А второе обещанное нам круглосуточное интернет-кафе ? Да, было неподалеку, но его закрыли на ремонт. Да и оно не было круглосуточным, несмотря на вывеску.

Меня выручает директор гостиницы «Валдай». Даже удостоверением журналиста не пришлось перед ней махать — просто сказал ей, что на работе ждут моего письма, и директорша пустила. Плохо, что компьютер допотопный у нее. Три фотографии почта приняла, а потом застопорилась — слишком объемными оказались фотографии по 5 Мб.

Петербургскую гостиницу «Азимут» выделю особо. Она оказалась самой комфортабельной из всех, в которых мы жили во время этого пробега. Но вот что удивило здесь меня. Никогда еще в жизни я не ходил в помещении такими дальними маршрутами. В легкоатлетическом манеже ты накручиваешь километры на  200-метровом круге по собственной воле. А здесь не менее 300 метров коридором тащу сумки до своего номера 3094 по воле планировщиков. А может быть, и не только планировщиков.

Утром иду на завтрак по обратному маршруту. Через каждые 50 метров по правой и по левой стороне коридора мне попадаются двери с надписями «запасной выход». От нечего делать, по каждой из этих лестниц спускаюсь вниз, и всякий раз натыкаюсь на двери, закрытые не только навесными замками изнутри, но порой для надежности еще накрученными на петли витками проволоки. Причем, некоторые двери металлические! Мне становится страшно при мысли, а случись здесь пожар? Как по задымленным коридорам «Азимута» выбираться наружу? По азимуту?! Неужто работник гостиницы успеет со связкой ключей отомкнуть все замки на этих дверях запасных выходов, да еще и проволоку с них открутить?

Читайте также:  Курс программирования на языке Scratch стартует в "FabLab Норильск", организованной "Норникелем" в юбилейный год

Когда какой-нибудь журналист рассказывает в своем репортаже о российских дорогах, то, по гоголевской традиции, обязательно надо упомянуть и о дураках. Насчет дураков мне говорить как-то не с руки. Хотя бы потому, что организаторы пробега набирали участников из хорошо им знакомых людей. И только я, журналист, в этой компании оказался новичком. Но тем не менее меня опытные люди предупреждали: когда тесная компания людей изо дня в день испытывает большие физические нагрузки, да еще почти без перерыва видит одни и те же лица, неизбежно возникают конфликты.

Два совета новичкам, собравшимся в подобные пробеги. Как можно тщательнее оценивайте свои действия со стороны. Помните: ваши, казалось бы, даже безобидные шуточки или критические замечания в экстремальных условиях могут вызвать гнев и ярость ваших товарищей. Совет второй: даже если вам кажется поведение товарища недостойным, не торопитесь его осуждать, тем более при всей честной компании. Ваши действия могут вызвать еще худшие для мероприятия последствия. Вам будет казаться, что вы от всей души хотите им помочь, например исправить технику их бега. Но все остальные подумают: вы считаете всех окружающих дураками и лишь себя одного умным. А ведь говорится: как аукнется — так и откликнется».

Кстати, опыт показывает: женщины на подобных мероприятиях чаще затевают конфликты на ровном месте. Особенно с особями своего же пола. Потому знаменитую горскую традицию — бросать белый платок меж двух агрессивных людей — при подобных пробегах скорее придется выполнять мужчинам.

Источник: www.trud.ru