Что имеем — не храним

Сигулду принято называть Латвийской Швейцарией, и не только за неповторимой красоты пейзажи, но и за целебность воздуха. Недаром здесь открывали санатории — и в годы Первой Республики, и в советские времена. Как обстоят дела на курортном фронте ныне? «Час» отправился по следам санаториев, значившихся в путеводителе двадцатилетней давности. Пробная вылазка — по Рижскому району.

День выдался солнечным, и дорога на Сигулду оказалась приятной прогулкой. Как сообщал путеводитель 1990 года, кроме исторических памятников здесь работали три санатория — два детских и один взрослый. Въезжаем в Сигулду и ищем указанный в путеводителе адрес: ул. Пилс, 16. Здесь, в здании Нового замка, построенного в 1878- 1881 годах, в 1930-е годы обосновалось Общество латышской прессы, а в 1953 году открылся климатический и кардиологический санаторий «Сигулда». Ориентир «замок» не мог подвести. Изящное здание с башенкой, возвышающееся над городом, видно издалека.

Спешим к замку мимо вычурных железных ворот, по аллее, аккуратно пересекающей величественный парк. Хорошо отдыхать в таком санатории в окружении истории и шедевров ландшафтного дизайна. Издали виднеется панорама долины Гауи, по небу бежит фуникулер. А по территории ходят группы туристов-иностранцев, школьники в сопровождении учителей и гидов, а вот отдыхающих в халатах и трениках что-то не видно. Подходим к ступенькам, ведущим в входным дверям, и видим табличку: «Сигулдская дума», а следов санатория нет.

— Здание замка практически пустует, часть помещений занимает дума, часть — ресторан, — сообщил работник самоуправления.

Да, санатория для 130 человек с болезнями органов дыхательной системы больше нет. Интересно, больше не болеют или санатории стали непопулярны? Заглядываем в справочник-помощник и находим следующий адрес: ул. Гауяс, 6, — детский санаторий «Сигулда», где лечились подростки от 13 до 17 лет с заболеваниями легких нетуберкулезного происхождения.

Спускаемся от замка вниз к Гауе и поворачиваем направо. Вдоль берега сквозь чащу далеко тянется грунтовая дорожка, кажется, что дальше только лес. Какая благодать для санатория — кругом ни жилья, ни цивилизации. Внезапно утыкаемся в ограду вокруг частного дома. Рядом второй, вдали третий. А где же санаторий? Справа за буйно разросшимися деревьями маячит двухэтажное строение. Как туда попасть?

Территория завалена сухими ветками. Иду вдоль покосившейся и заржавевшей секи забора. А вот и распахнутая настежь искривленная калитка. Дорожка усыпана старыми листьями. Здесь явно не ступала нога человека уже много лет. На спутанной траве валяются останки какой-то мебели, из глубины двора тоскливо смотрит покосившийся сарай, притих покрытый пятнами мха пустой бассейн. И само здание, где, судя по адресу, с 1954 года находился санаторий для подростков, обветшало. На рассыпающееся крыльцо уже опасно входить, рамы окон на втором этаже поскрипывают на ветру, а постройка пригодна только для съемок фильмов ужасов. В свое время санаторий принимал 50 юных пациентов.

Читайте также:  Шпионские фото штаб-квартиры Wikileaks в подземном бункере

Следующий адрес — санаторий «Кримулда», по предварительной информации — действующий. Его видно отсюда: белое здание на другом берегу Гауи возвышается над захватывающим дух пейзажем. Через мост, мимо Турайдского исторического комплекса едем к Кримулдскому замку. Согласно справочнику, здесь расположен санаторий на 220 мест для детей в возрасте от года до 15 лет.

Кримулдское имение баронов Ливенов тоже входит в перечень туристических объектов, поэтому и здесь мы встречаем фотографирующиеся на фоне красот группы и парочки туристов. В центре имения впечатляющий замок в стиле ампир, построенный в 1854 году.

— В 1922 году Латвийский Красный Крест выбрал это место для детского санатория. В здании была проведена большая перестройка под нужды курортного лечения, оборудованы залы для физкультуры, ванны, спальни. В саду построены кабины, куда детей с мая по октябрь привозили на кроватях на колесиках и где они весь день принимали воздушные процедуры.

Санаторий — единственный в Латвии, где лечат детей с костным туберкулезом. В 84% случаев дети уезжали отсюда здоровыми, остальным могла помочь только операция.

В новые времена имение, то есть бывший санаторий, было приватизировано, теперь это частная собственность. Но, к счастью, владелец основного пакета не кровожадный, и наличие санатория его даже радует — здание не пустует. Даце Ванага-Микане является и управляющей комплексом. При входе во дворец вполне музейная табличка сообщает, что за 30-50 сантимов можно осмотреть историческую территорию. Это небольшой приработок санаторию.

С 1993 года над уникальным санаторием висит дамоклов меч ликвидации, как рассказали в санатории, меняются министры здравоохранения, при каждом создаются рабочие группы, а детей, которым могут помочь природа и опыт врачей, принимают все меньше. Еще в 2008 их было 40, сейчас здесь могут принять только 25 детей. Причина банальная — отсутствие финансирования. Годового бюджета, выделяемого государством, хватает только на месяц.

— В сентябре приехали дети на новый заезд, в октябре и ноябре мы еще будем работать, а в декабре опять закроемся, — рассказывает руководитель о грустном сегодня. — А ведь детям с таким заболеванием надо получать санаторное лечение четыре-пять раз в течение трех лет. Мы могли бы принять и 60 детей, если будут средства. Ведь это будущее страны. Пробуем вести переговоры с Санкт-Петербургом, Москвой, Белоруссией, чтобы организовать здесь круглогодичные лагеря для детей.

Директор не раз выступала с предложениями, как поддержать детский курорт. Можно использовать историческую привлекательность имения и организовать на его территории уникальный городок с местом для ночлега, приглашать любителей музыки, оперы, на фестивали. Да мало ли что хорошего можно сделать, если душа болит смотреть, как разрушается дело не одного поколения врачей. Здесь и сейчас при минимуме средств удалось наладить досуг маленьких пациентов. Художник Янис Анманис, актер Юрис Стренга — частые гости и наставники питомцев.

Читайте также:  ПОЛТАВА - Открыты магазины "Технополис" нового формата

— Пусть к нам приезжают люди. 10 октября здесь в парке будет праздник урожая, съедутся местные фермеры, ремесленники, будет театральное представление — все в лучших традициях замка. Наша работница, которая 50 лет трудится в санатории, тоже выставит сотканные своими руками изделия, — радушно приглашает директор.

Мы с Даце Ванагой-Микане стоим на террасе второго этажа. Вокруг сказочный простор — слева красная башня Турайдского замка, внизу переливающаяся осенними красками долина Гауи, впереди башня Сигулдского замка. Эта картина, наверное, тоже часть лечения?

— Да, дети ценят эту красоту и то, что для них делают. Я работаю здесь четырнадцатый год и вижу, как бывшие пациенты, повзрослев, приезжают со своими семьями, друзьями.

Возвращаемся к путеводителю. Он рассказывает, что в сельском поселке Инчукалнс, недалеко от Сигулды, расположился республиканский детский санаторий «Инчукалнс». Уточняем данные в справочной и Инчукалнской думе. Действительно, санаторий был открыт еще при Улманисе, а сейчас в его помещении разместился детский приют.

На обратном пути проезжаем бывший санаторий «Бирини». Хотя административно он относится к Лимбажскому району, не выпадает из нашей концепции. В 1920 годы и вплоть до 1990 это был санаторий для больных астмой и сердечно-сосудистыми заболеваниями. Как объекту, ему повезло, сейчас это частные владения, хорошо ухоженные и предлагающие экскурсии, отдых и организацию семинаров.

По дороге в Ригу проезжаем Балтэзерс, где находился одноименный республиканский детский противотуберкулезный санаторий на 165 мест. Подъезжаем к бывшему зданию на улице Сенчу, 45. Респектабельное здание, гладкий асфальт и указатель, сообщающий, что здесь находится медицинский центр, предлагающий широкий спектр услуг, в том числе и реабилитационные. А детский санаторий давно ликвидирован.

На подъезде к столице заезжаем в Сауриеши, потом в местечко Упеслея, где согласно справочнику находилась Юглская восьмилетняя лесная школа-санаторий для детей страдающих легочными заболеваниями. Есть! Работает!

— Сохранились все три лесные школы, построенные в 1970 годы, — в Цесисе, в Риге в Шмерли, и наша, — рассказала директор школыИрена Франковича. — Мы работаем как школа-интернат, здесь дети учатся и получают лечение. Школа рассчитана на 400 мест, но сейчас у нас живут 200 детей. В большинстве это дети из малоимущих и многодетных семей, которых надо еще и одеть-обуть.

Сокращение количества питомцев вдвое — следствие спада демографии и скудости бюджета. Хотя видно, как администрация и врачебно-педагогический коллектив стараются организовать подобие дома. Мы идем многочисленными переходами: отремонтированные классы, светлые, в окна заглядывают сосны, аккуратные спальни воспитанников, процедурные кабинеты. Летом, когда воспитанники расходятся по семьям, сюда, как на дачу, заезжают дети из приютов.

Читайте также:  Новый дизайн и возможности App Store

— Здание построено в 1976 году, — рассказывает директор. И действительно, в интерьере сохранились символы пионерской атрибутики — галстуки в витражах, камин-костер в фойе. — У нас работают студии танца, хоровая, художественная, насколько хватает средств.

В школе остались три русскоязычных класса — 7, 8 и 9, но здесь считают, что возможно открыть и первый класс для русскоговорящих детей. У школы есть своя история и, конечно, музей. Но, как оказалось, эта замечательная лесная школа здоровья могла попасть под сокращение. Спасло то, что с этого года она вышла из подчинения министерства образования и перешла в ведомство Стопиньского самоуправления. И это сразу дало свои положительные результаты. Коллектив почувствовал под ногами почву.

— Сейчас мы готовим помещения для детского сада, — говорит И. Франковича. — Самоуправление поддержало инициативу, и это будет третий детсад в Стопини. Также на европейские деньги ремонтируется корпус для детей-инвалидов с проблемами опорно-двигательной системы.

С хорошим настроением прощаемся со школой, которую удалось сохранить благодаря помощи местных властей. С кухни доносятся совсем домашние запахи.

— Кормим детей 4 раза в день. — говорит директор, — хотя стремимся сделать пятиразовое питание — для них это не будет лишним.

Рижский район — это и Юрмала, где двадцать лет назад работали 24 санатория, 34 пансионата и дома отдыха, не считая пионерских лагерей и дач детских садиков и яслей. Это и знаменитый санаторий «Балдоне» с его лечебными уникальными грязями. Где это?

На домашней странице расчетного центра здравоохранения минздрава список лечебных учреждений, заключивших договорные отношения с государством. Считаем: на территории всего Рижского района ныне 19 медицинских центров, включая больницы, поликлиники, оказывающие амбулаторные услуги реабилитации.

Собственно санаториев три — «Яункемери», «Вайвари» и «Кримулда». И это при наших-то природных ресурсах! Как говорят про чернозем: воткни палку, и она заплодоносит, так и у нас: привези людей на природу — они выздоровеют.

Казалось бы, не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы направить развитие страны по этому благодатному, освоенному, но чуть-чуть подзабытому курсу. Даже из отсутствия промышленности можно извлечь выгоду: природа не отравлена индустриальными отходами. А сколько исторических замков, поместий, бывших турбаз пропадает. Наши санатории исторически климатические, и сегодня, когда туберкулез вернулся, не лишне вернуть детям санатории. Конечно, многое упущено, но еще не поздно поблагодарить бессловесную природу за ее дары и долготерпение и взять то, что она предлагает.

Источник: www.chas-daily.com