Антон Вебер

Антон Вебер, креативный директор РГ Folx, – о заказчиках, готовых к интересным решениям, и «мутных» клиентах, о необходимости агрессии в социалке, стремлении изменить облик города и власти, о ярком пятне в серой массе.

– Отчасти, наверное, это гены – мои родители архитекторы. Я сам по образованию архитектор-градостроитель. Тема моего диплома – «Терминал высокоскоростных магистралей Московского вокзала». Но уже в институте я понял, что дизайн интересней и быстрее, чем технологии или проектирование, которые казались слишком долгими, вялотекущими. Всегда хотелось достигать яркого решения значительно быстрее. Как правило, у меня за подачу были «пятерки», а вот за проект болтался между «тройкой» и «четверкой». Правда, сегодня мы все чаще возвращаемся к интерьерам – это «Идеальная Чашка», Sokos Hotels, боулинги, рестораны, частные квартиры… И, несмотря на то, что это интересное направление, мы не спешим выделять интерьерный отдел, скорее, такие проекты необходимы для встряски, смены контекста.

— Обычно самые светлые воспоминания остаются от работы с иностранцами, в частности с французской CIFAL Groupe. В понедельник позвонила Ивет, а в пятницу я уже сидел в кабинете президента компании, за его спиной в окне через улицу был виден Лувр, в залах которого ходили японские туристы с такими смешными наушниками, говорящими на разных языках. Так появился очередной рестайл компании с 60-летней историей работы в энергетической отрасли. Они решили активизировать свое присутствие в России, и, в частности в Питере. Почему выбрали нас? Думаю, в принятии решения участвовал целый набор факторов, включающий в себя территориальный (т.к. им был интересен Питер), возможно, ценовой (в сравнении с европейскими компаниями), наша контактность – мы готовы были оперативно выехать к ним. Точно я знаю, что им понравилось наше портфолио и сайт.

— Вот вы сказали, что заказчик выбрал вас, а вы выбираете заказчиков? Есть ли какие-то причины, по которым вы могли бы отказаться от работы? Например, сфера деятельности компании или стиль поведения ее сотрудников?

— По отраслям как таковых ограничений нет – любая легальная сфера деятельности, там, где есть место креативу и дизайну, а это, поверьте, широчайший круг. Главное – личная готовность клиента сделать нечто яркое. Прежде чем подписывать контракт, обычно мы оцениваем ряд факторов: качество службы заказчика, есть ли у нее опыт и какой. Например, часто к нам обращаются со стартапами, инвестиции в которые пришли из других, более прозаичных, но прибыльных бизнесов. И опыта у таких заказчиков «0», поэтому далее мы их тестируем на готовность делать что-то яркое. Крупные агентства часто отворачиваются от таких, а нам они интересны, с ними можно многое себе позволить. Ближний пример – «Таксити», проект в котором мы делали все: от мониторинга рынка, нейминга, разработки концепции до оформления московского и питерского парков.

Читайте также:  Web

О! вспомнил вдруг, что все-таки есть отрасли (назовем их так), с которыми мы не будем работать – это MLM (мультилэвел маркетинг), а также прочие сектантские организации.

На наш взгляд, это очевидные зоны разрушения личности, хоть и построены они вроде как на лидерских программах, НЛП. Часто в фастфудах можно увидеть сборища/совещания людей средних лет с печальными лицами, которые «перетирают» свои, так сказать, «продажи». У нас есть печальный опыт работы с такой структурой. Единственным же оправданием для нас было то, что, когда мы начали работу, не сразу поняли, во что ввязались. Когда «врубились» – отказались продолжать. Так что теперь никаких МММ, только WWW (улыбается).

Что касается госзаказа, хочется отметить несколько фактов. Трудность номер «0» – отсутствие службы заказчика. Если говорить о городской власти, решения принимаются, в лучшем случае, главами комитетов, либо поднимаются выше. Одним словом, работу оценивает политик, а не специалист. И это бич нашей действительности. Однако в некоторых комитетах мы наблюдаем (действительно!) положительные изменения и это очень хороший знак.

И другая, не менее важная трудность заключается в условиях госзаказа, когда на разработку концепции и создание дизайна выделяются достаточно незначительные средства, для хороших студий и агентств работать с госструктурами оказывается просто нерентабельно.

— Стоит. Ради амбиций и спортивного интереса, потому что госзаказ – это очень непростая работа, требующая определенной моральной готовности. Особенно, когда тебе ограничивают поле: «…тут же все серьезно, никакой веселухи». Во всяком случае, себе я честно могу сказать, что мы не единожды попытались изменить облик и города, и власти. Что-то удалось, что-то нет. Бывает и так, что мы выходим из проекта, потому что не видим целесообразности в его продолжении. Это вопрос не столько прибыли, сколько желания сделать «продукт» ярче, чем это допустимо контекстом, а также стремлением выйти за рамки отраслевых норм. Вот вам хороший пример работы над имиджем и брэндом правительства Бразилии . Кстати, мечтаю посетить эту чудесную страну и «прокатить доску» по волнам восточного побережья Атлантики. Но это отдельная тема (улыбается).

И еще хочу подчеркнуть, зарабатывать на таких заказах обязательно нужно. Бюджеты должны быть соответствующими, власть должна формировать свой имидж как сильный и главный брэнд страны, который несомненно требует вложений. Ведь потратили же деньги на «SOCHI 2014». Что мешает размещать такого рода госзаказ регулярно и в российских компаниях? Все равно это ничтожно малые статьи по сравнению, например, с ремонтом дорог.

С другой стороны, чем дальше от вершин власти, тем легче дышать: ГУПы, ОАО и т.п. Там уже есть полноценное рабочее звено в лице департаментов PR, маркетинга, рекламы, а, значит, есть опыт, жизнь и даже конкуренция.

Читайте также:  День Нептуна со звездами в Chalet Simple Pleasures

— Какие, на ваш взгляд, проблемы в данный момент наиболее остро ощущаются на петербургском рынке и сдерживают его развитие?

— Вялость рынка, оборачиваемость средств, невысокая конкуренция, неамбициозность,  низкая инвестиционная и туристическая привлекательность убивают динамичность протекания проектов. Вот пример: в Москве и модно, и полезно иметь сотрудника — европейца. С ними работать просто здорово – зона делегирования полномочий и умение/желание защищать решения перед собственниками совсем другая, да и вообще, работа с иностранцами, как правило, качественно отличается, здесь есть драйв.

— Почему в последнее время практически не появляются новые имена в области дизайна в Петербурге, новые заметные студии?

— Все по тем же причинам. Фриланс с потенциалом на студию переезжает либо в Москву, либо за границу, только у нас несколько дизайнеров убыло за пределы Петербурга и РФ.

— Часто дизайн-студии говорят о фрилансерах, скорее, с негативной коннотацией. Слова «фрилансер» и «профессионал» могут быть синонимами?

— Как правило, фрилансеры – это люди, достигшие определенного уровня и в дизайне, и в организации работы. Правда, есть несколько «НО». Во-первых, фрилансер подходит для решения, скорее, локальных задач. Он может обслуживать достаточно ограниченное количество заказов и заказчиков в единицу времени. А, значит, для него будет труднодоступна реализация масштабных работ, где требуется целый набор специалистов смежных профилей: от аккаунта до курьера, включая бухгалтера и юриста.

И потом фрилансер, – птица свободного полета и, работая  в коллективе, невербально дает сигнал о том, что он здесь временно «присел» и трудовая его не лежит у бухгалтера. Это чувствуется и мешает работе. Поэтому к такой схеме мы обращаемся в крайне редких случаях, по возможности «выталкивая» их домой с фиксированным и понятным объемом работ. А в качестве вознаграждения они просят такие же дорогие наличные деньги. Однако, если же говорить о плюсах работы с фрилансером – это отличное решение для небольших компаний с понятными частными задачами.

— Не подумайте, что я заносчив, но специально не слежу за питерским рынком, откровенно говоря, некогда. Есть отдельные качественные студии, которые не кричат о себе в рупор, но делают высококлассный «десигн». Уважаю. Чаще бываю на designcollector.net, designboom.com, notcot.org, dezeen.com… иногда Адме, Состав, Адлайф, конечно.

— На всех этих порталах можно посмотреть работы, которые делаются для абсолютно разных заказчиков: и иностранных, и федеральных, и питерских. Но именно последние, тратя деньги, обычно понимают, что медийка того стоит, а вот в случае с креативом или дизайном для них не всегда очевидна стоимость работы. Приходит ли сейчас понимание, что дизайн требует адекватных финансовых вложений?

— Как правило, «наш» клиент вполне адекватен. Иногда все-таки, да и в Москве даже, встречаются атавизмы, но мы быстро их отсекаем. Вот, например, задача: компания Х хочет произвести на свет имиджевый буклет, нужна идея/графическая концепция, фотосъемка, дизайн и, наконец, сама печатная продукция тиражом 200 экземпляров. Экономика в компании следующая: складываем все цифры, а потом сумму делим на тираж! Вопрос: Ух ты, а чё так дорого то за 1 экз.? Ответ следующий: отделите церковь от государства, а инвестиции в имидж от затрат на рекламу.

Читайте также:  Обзор и тесты Huawei Honor 4X. Фаблет 2015 года

Следует добавить, что когда объясняешь подробно – часто такой клиент (в лице представителя) соглашается, правда, просит перераспределить доли в смете в сторону удешевления разработок, но удорожания производства. Это сигнал о том, что интеллектуальный труд все-таки стоит на второй ступени после производства. Его ведь нельзя руками потрогать. Правда, сегодня такой сценарий встречается значительно реже, и это хорошая тенденция.

Или вот обратное явление: на Западе «дизайнер» звучит гордо. Сначала учеба лет 7, за которую приходится отдавать от 2 до 4 тысяч у.е. в полугодие. А потом работа, практически бесплатно, за отметку в «трудовой», за будущий рост и перспективу. Часто по условиям контракта он и портфолио годами показать не может – это цена репутации специалиста. Но это укор не клиенту или дизайнеру, а, скорее, констатация факта. Точно можно сказать, что есть тенденция к изменениям в лучшую сторону, вопрос лишь в том, как быстро мы догоним их, или пойдем своим путем.

— Непосредственно дизайн-студия внутри вашей группы не такая и большая. Вы считаете, что так интереснее работать, потому что проекты получаются более «штучные»? Верно ли, что, когда студия разрастается, работа становится менее интересной, потому что идет поток, а хорошие качественные вещи становятся такими всплесками на общем ровном фоне?

— Действительно, такая трудность существует. Именно поэтому самые крутые дизайн студии и бюро весьма незначительны с точки зрения штата. Модель масштабирования и поточности по большому счету противоречит креативности. Поиск идеи, как правило, связан, на первый взгляд, и с нерациональным использованием времени, субъективизмом и вкусовщиной. Так что здесь нет практически места жестким протоколам и циркулярам, есть конечные сроки, которые мы выдерживаем, чтоб остаться в зоне прибыльности. Поэтому на западе хороший дизайн и стоит дорого, особенно, если речь идет о промдизайне и интерьере.

В финале хотелось бы сказать — очень важно, когда клиент оценивает сам дизайн раньше, чем модность или известность его создателя. Ведь устоять на вершине намного труднее, чем на нее взобраться. И это, поверьте, очень важно!

Источник: adlife.spb.ru